«Серьезнее школы жизни, чем служба в Военно-морском флоте, быть не может», – Юрий Крук

722

Корреспондент «Морской Правды» пообщался с президентом Ассоциации морских портов Украины «УКРПОРТ», экс-замминистра транспорта и связи, депутатом Верховной Рады шести созывов, инициатором многих законопроектов, академиком Академии транспорта Украины, обладателем 59 орденов и медалей, в том  числе  орденов  «За заслуги» трех  степеней, орденом  Николая Чудотворца «За приумножение добра на земле», Юрием Борисовичем Круком.

МП/МТ: Юрий Борисович, расскажите о себе. Где вы учились? Какую профессию получили?  

Сначала учился в школе, потом после 7 класса в 15 лет (тогда так можно было) поступил в Херсонский судомеханический техникум имени Адмирала Ушакова. Я всегда хотел заниматься морским делом. Мой единственный брат был моряком, и мне это очень нравилось. Курс был один – на морскую профессию. Тем более я жил возле Херсонского порта в 150 метрах от Днепра, и это отложило определенный отпечаток на моем характере. К воде меня всегда тянуло. Меня в 4 года бросали на глубину, и надо было самому выбраться.

Я получил профессию судомеханика, и после окончания в 19 лет по направлению меня взяли в Одессу механиком рыбколхозов. Я попал на Пастера в Черноморрыбпромтрест, в подчинении которого были все рыбколхозы и рыбные заводы, которые принимали рыбу у рыбаков в 7 районах области. Это была серьезнейшая рыбная система, как береговая, так и морская.

Оттуда меня призвали в Военно-морской флот, т. к. в послевоенное время не хватало призывников. Служил на ракетных кораблях, на подводных лодках. Первый ракетный корабль, на который меня забросило, был под названием «Бедовый» с кормовой ракетной установкой. Это было в Севастополе. Вы знаете, когда я прослужил 4 года, понял, что это действительно серьезнейшая школа жизни. Никакой серьезнее школы жизни быть не могло. Служба в Военно-морском флоте преподала мне огромный урок. Конечно, бывали и такие ситуации, что я думал, зачем я вообще сюда пошел. Там человек становится более мужественный, сильный. Когда был кубинский кризис, мы сопровождали  ракеты на Кубу. Тогда это была секретная операция. Был я и на Черноморском флоте, и на Балтийском. С Балтики перегонял укладчик шнурового заряда – такой катер, который заходил в акваторию, бросал на дно жесткий толстый шнур длиной 500 метров, вдоль которого тротиловые шашки, шнур подвергался взрыву,  и вокруг взрывались все мины, оставшиеся в акватории после войны, чтобы флот мог заходить в фарватер.

МП/МТ: А что было после Военно-морского флота?

После Военно-морского флота я вернулся и работал механиком на наших рыболовецких судах, а потом так судьба определила, что меня назначили директором Одесского рыбзавода. Он был расположен в 7 районах области. В селе Сычавка был большой рыбоприемный пункт, к которому по бездорожью в непогоду по болоту можно было только на тракторе добираться. Так что приходилось и на тракторе ездить. Это тоже была хорошая закалка в жизни. 8 лет я проработал директором завода.

Потом 8,5 лет был начальником Ильичевского морского рыбного порта. Порт тогда только начинал строиться (это был 1980 год), а сейчас он уже конкурирует с Ильичевским торговым портом. Я пришел тогда, и начали строить комбинат рыбной гастрономии, где производили рыбопродукцию. До этого у рыбзавода были коптилки, но каждую рыбку вручную накалывали на гвоздик, вешали на рейку. А это уже был хороший полноценный комбинат, который вырабатывал 30 тонн рыбной продукции ежедневно. Работал он не только на рыбе наших внутренних водоемов, но и на океанской, т.к. в рыбный порт доставлялась замороженная океаническая экологически чистая рыба. Еще была наша рыбопромысловая плавбаза «Восток», которая производила консервы в океане. Когда база «Восток» приходила в Одессу и привозила консервы, это был праздник для всего города, присутствовал секретарь обкома. Были и свои китобазы, целая китобойная флотилия. Это была мощнейшая рыбная эпопея. Потом я до 1992 года был заместителем Генерального директора Объединения «Антарктика», приходилось выходить в океан на промысел, и особенно, когда моряки начинали бастовать в океане, потому что «валюту не платят, жилье для моряков не строят». Социальные вопросы моряков не решали, а в стране демократию Горбачев провозглашал.

Крук6

МП/МТ: В 1993 году Вы были назначены заместителем министра транспорта Украины –директором Департамента морского и речного транспорта. Как Вы попали в Министерство?

Сначала я попал в облисполком. Была вакантная должность в Главном планово-экономическом управлении. Я стал заместителем начальника. В 91 году Украина стала самостоятельной, и в 92 году создавалась Одесская областная государственная администрация.  Главой был назначен Симоненко Валентин Константинович. Это он мне предложил должность зама Управления по морехозяйственному комплексу, транспорта  связи.  Им нужен был промышленник, который разбирался  в этой сфере. А в Киеве уже создавалось Министерство транспорта, которое делилось на 5 департаментов.

Помню, Президент Кравчук приехал в Одессу посмотреть морехозяйственный комплекс. Как он и хотел, мы повезли его в порт Южный, показали на буксире акваторию, а потом думаем, надо ему что-то подарить. Начальником порта был Владимир Иванов. И мы с ним решили подарить Президенту каску портовика. В порту даже была машинка, с помощью которой сделали именную наклейку «Президент Кравчук Л. М.». Ему очень понравилась, он надел каску и спросил: «А откуда вы узнали мой размер?». Хотя каждый понимает, что каска одна на любую голову (смеется).

Симоненко предложил министру транспорта назначить меня замминистра – директором Департамента морского и речного транспорта. Но я из Одессы уезжать не хотел, у меня тут семейство, я знаю все хозяйство морское. Но я сказал министру Климпушу, что стану замминистра по морехозяйственному комплексу только при условии, что Департамент  морского и речного транспорта должен быть в Одессе, потому что Одесса – морская столица, у нас 7 портов, морская академия, университет и так далее. Министр спросил: «А где вы  всех разместите?». «Это наша проблема», — ответил я. И он согласился. Потому что найти директора Департамента морского транспорта не так просто. Я тогда взял себе одного зама у Павлюка из Одесского порта, другого – из Ильичевского порта, из морского университета, то есть специалистов, людей, которые имеют к морю непосредственное отношение. Разместились мы на 5 этаже гостиницы ЧМП «Моряк» на проспекте Шевченко. В Киеве у меня тоже был зам и 5 человек, которые тоже решали какие-то вопросы. И все равно, конечно, приходилось половину времени находиться в Киеве. Бывало, приеду в 5 утра из Киева в Одессу, а в 8 утра уже звонит министр и говорит: «Давай негайно сюди!» (улыбается). Но то, что Департамент был здесь, было правильное решение, тогда по-другому не могло быть. 2,5 года я был директором Департамента и замминистра. Нам пришлось тогда принять 2200 нормативных документов, потому что мы жили по нормативным документам несуществующего государства. Украину тогда вообще никто не знал, знали только Союз и Россию. Потому что после развала Союза правопреемниками стали россияне. Но мы остались в морской отрасли лидерами, потому что тех специалистов, которых готовят у нас,  практически нигде нет.

В моем Департаменте было 54 человека, портами занимались 10 человек, и вполне справлялись. Главное было – не мешать работе портов, потому что особо помочь им ничем не могли.

Сейчас в Администрации морских портов Украины 8 тысяч человек и 160 человек управления. Это все надо менять. Сейчас фактически руководства отрасли нет. Мы 2 года боремся за то, чтобы была создана Администрация морского и речного транспорта. И вроде все понимают, что она необходима, но есть загвоздки.

МП/МТ: При Вашем активном участии  в 1994 году Украина стала членом  Международной морской организации (ИМО). Как удалось этого добиться, какие существенные изменения это повлекло для Украины?

Да,  мы тогда оказались не членами Международной морской организации (ІМО).  Полтора года упорным трудом мы добивались, чтобы стать членами ИМО. Когда нас приняли в нее, мы от нашего государства Генеральному секретарю ИМО подарили хрустальную рынду (судовой колокол), внутри которой лодка с серебряными веслами. И по сегодняшний день эта рында находится в Лондоне в здании ИМО. После этого мы подписали более 30 конвенций международных.

МП/МТ: А потом, как все знают, Вы стали депутатом Верховной Рады. Откуда возникло желание стать народным депутатом?

Нам надо было также принять Кодекс торгового мореплавания и еще целый ряд нормативных документов. А это могла сделать только Верховная Рада, и нам нужны были свои люди в Раде, чтобы отстаивать интересы нашего морского региона. В Верховной Раде было наших от Одесской области 3 депутата (Бандура, Пилипенко и Дунтау), которые избирались еще при Союзе. Но, к великому сожалению, они не прошли очередные выборы, поскольку выборы провалились, избиратели не пришли. Но кто же тогда будет помогать решать наши морские вопросы? Нужен был авторитетный человек. Я сказал начальнику Дунайского пароходства Техову, чтобы он выдвигался в депутаты. Он не хотел. Техов собрал всех транспортников, и они решили выдвинуть в депутаты меня. Выдвинули меня от Измаильского округа, и я два месяца кувыркался по селам Измаильского района, общался с избирателями, встречался с трудовыми коллективами, рассказывал о своих планах. В итоге я прошел в Верховную Раду. Тогда можно было быть и замминистра и народным депутатом. Я вошел в комитет Верховный Рады по вопросам строительства, транспорта и связи, в котором проработал 20 лет и 4 месяца. Из них 4 года был председателем комитета, а все остальные годы заместителем председателя.

Самое главное, что за время моей депутатской деятельности мне удалось сделать 5 окружных дорог: вокруг города Измаила, вокруг Каменки, вокруг города Рени (тогда в Украине строилась одна объездная дорога в год, из бюджета тяжело было выдрать деньги на дороги). Начали строить флот для Дунайского морского пароходства, сделали реконструкцию Свято-Покровского собора в Измаиле. Это огромный красивейший собор Бессарабии с огромным колоколом весом 7,5 тонн.  4 года надо было, чтобы восстановить этот Покровский собор. Мне даже орден за это дали. Кроме того, нам удалось газифицировать десятки тысяч квартир и частных домов. Это была просьба всех жителей.  Потом была телефонизация сел, т. к. люди даже не могли вызвать скорую помощь.

крук 2

МП/МТ: 5 декабря было 2 года, как Вы занимаете должность президента Ассоциации «УКРПОРТ». Что удалось сделать за эти пару лет?

Как только закончилась моя депутатская деятельность, мне предложили стать руководителем Ассоциации. Перед моим приходом Ассоциация стала сдавать свои позиции, взносы не платили, помещение хотели забирать, т. к. аренду нужно было платить. К тому же была создана еще одна ассоциация параллельно.  В декабре 2014 года было проведено собрание Ассоциации «Укрпорт», и меня избрали президентом. Так как я знаю всех моряков, портовиков, то было несложно.  Провели со всеми встречи. Но отрасль оставалась без руководителя. Один из главных вопросов был вопрос о реорганизации морской отрасли. Мы пошевелили локтями и убедили людей, что Ассоциацию надо возродить. В нее вошли портовики и целый ряд предприятий-смежников.

Как только Пивоварский стал министром, я через неделю пришел к нему (хотя он еще никого не принимал) и сказал, что должен быть решен вопрос по морской отрасли, должна быть создана Администрация морского и речного транспорта. Это длительный процесс. Но она однозначно будет создана. Многие ведь возражают. Потому что это очень серьезный финансовый вопрос. Это надо у кого-то отнять и направить на другое. Мы сделали дорожную карту. Я сказал Пивоварскому, что если не будет создана Администрация, то все проблемы будут на нем, а общественность морская  будет стараться, чтоб их у него было как можно больше. Мы ему дали несколько кандидатур, в том числе Васькова Юрия, которого министр сразу назначил своим замом по морскому и речному  транспорту. Но, к сожалению, через год, когда пришел новый министр, Васькова сократили. То есть министр этим назначением прикрывал свою спину, но это была не реорганизация. Идет серьезнейшая работа по созданию Морской администрации, и она у нас на контроле. У нового министра я тоже был.

Мы подготовили Концепцию развития морской отрасли и Концепцию реорганизации управления. ИМО нам поставили задачу, что если у нас не будет органа управления морской отраслью, то у нас тогда нет ответственного за выполнение всех международных требований. А ИМО – очень серьезная структура. И если мы вылетим из этой организации, то всё – суши вёсла. Мы должны удержаться в этой структуре. И министр поддержал эту идею и концепцию, которую мы приняли на своем расширенном совете, и назначил рабочую группу по развитию морской отрасли под своим председательством. Естественно, есть и противники, но это те, кого держава не интересует, а только деньги.  Решение совета мы направили Президенту, Премьер-министру и министру инфраструктуры. Они сделали дорожную карту до 2021 года, растянули весь процесс. Мы сделали свою карту. Мы считаем, что реорганизация должна быть закончена  в первом полугодии 2017 года или хотя бы до конца 2017 года. Пока самая большая проблема – это Администрация морских портов Украины с её 8 тысячами человек и доходами в 7-8 миллиардов, которые не понятно, куда идут. Это, в основном, портовые сборы. Мы считаем, что деньги должны оставаться в каждом порту и идти на развитие портов. Например, в Измаильском порту нужны срочные дноуглубительные работы. Половина наших портовых гидросооружений оставляют желать лучшего. Мариупольский порт тоже в месяц теряет 10 миллионов гривен из-за того, что недогружает пароходы, поскольку не произведены дноуглубительные работы.

МП/МТ: Вы мастер спорта по боксу. Сейчас еще занимаетесь спортом?

Спортом занимаюсь обязательно и постоянно. Если бы я не занимался, я бы уже не сидел здесь, наверное. Спортом должен заниматься каждый человек. Может, я уже не могу выйти на ринг, но два-три раунда могу провести. Я и в зал хожу, и дома у меня стоит беговая дорожка, я бегаю. Раз в полгода я проверяюсь полностью, сдаю все анализы.

МП/МТ: Расскажите немного о Вашей семье. При такой активной трудовой деятельности удается ли проводить время с семьей, видеться со всеми?

У меня четверо сыновей и 14 внуков. Я для всех нахожу время. Воскресенье – это день для семьи. У нас так заведено. Все внуки меня признают, любят, особенно если подарочки им приносишь (смеется).

МП/МТ: Как Вы проводите свободное время? Ваше хобби, увлечения?

Хобби у меня одно:  я должен, обязан и хочу заниматься спортом. Я бегаю на дорожке регулярно. 4 километра пробежать могу без проблем. До инсульта, конечно, бегать не надо, каждый человек должен знать, с какой скоростью и сколько ему можно бегать. Моя скорость – 8 километров. И утром если я разомнусь 30-40 минут, я весь день чувствую себя нормально.

крук 3

МП/МТ: Какими личными качествами, чертами характера надо обладать, чтобы стать успешным человеком? Вы всего добились сами или была помощь от родителей?

К великому сожалению, помощи у меня никогда не было. Везде пробивался сам. Еще с детства мы дрались постоянно, 10 человек на 10 человек с камнями в руках, пока у кого-то кровь не пойдет. После войны это было нормально. И с того времени у меня воспитывался сильный бойцовский характер. Поэтому и боксом начал заниматься, чтобы можно было постоять за себя. Характер однозначно помог мне в жизни. Я ведь не учился на руководителя, это все пришло с годами, люди сами видели и оценивали мои поступки. Я очень не люблю быть под чьим-то руководством, я всегда был сам себе руководителем. Когда я был начальником порта, принимал в день сотню решений. Конечно, любой руководитель имеет право на ошибки, но это не должны быть глобальные ошибки. Но если ты не будешь принимать решения, не садись в кресло руководителя, тогда тебе там не место. И главное, чтобы подчиненные с тебя не смеялись.  Нельзя, чтобы тебя принимали за глупца, независимо от должности. Всегда можно посоветоваться, даже с подчиненным. Например, начальником порта я советовался с докером, как можно быстрее выгрузить пароход и т. д. и т. п. Иногда даже сам садился на погрузчик и грузил бочки и прочее.

МП/МТ: Каков Ваш секрет воспитания детей, чтобы они стали хорошими людьми? Ведь Ваши сыновья тоже достаточно известные и успешные люди.

Самое главное – показывать своим детям и внукам своим примером, как они должны жить, какими они должны быть. Все мои сыновья не курят и не злоупотребляют алкоголем. Младший сын Юра пошел прямо по моим стопам, тоже был начальником Ильичевского порта, сейчас он депутат горсовета.

МП/МТ: За советами к Вам часто обращаются сыновья?

К сожалению, не часто. Обращаются редко. Чаще всего сами принимают решения, а потом просят, чтоб я сказал, что это правильно.  Я всю жизнь был на государственной службе, бизнесмен из меня не получился. Сыновья у меня занимаются бизнесом, и в этом деле я им не помощник.

МП/МТ: Есть ли какое-то заветное желание, которое еще не осуществилось?

Во-первых, хочу 15-го внука, а то 14 – это как-то ни туда и ни сюда. Главное еще, чтобы мои внуки были достойны своих родителей. А родители у них нормальные, потому что пошли в деда (смеется). Вообще я люблю красивых людей не только внешне, но и красивых душой. Человек должен жить на позитиве.

Крук5