Правильно ли поступают кадеты, переходя во время обучения для прохождения плавпрактики из компании в компанию?

707

Случаются ситуации, когда кадет, сделав один или два контракта, хочет поменять компанию и все-таки уходит в другой крюинг и к другому судовладельцу. Нормально ли в этом случае поступают кадеты? С одной стороны, кадеты не обязаны работать только в одной компании, у них ведь нет с компанией пожизненного контракта. Но с другой стороны, компания инвестирует деньги в их плавценз, благодаря чему они получают рабочий диплом, а потом без предупреждения уходят в другие компании.

Корреспондент «Морской правды»/The Maritime Telegraph решил выяснить, почему иногда кадеты, проработав в одной компании, не остаются там же, а уходят в другую компанию.

Как рассказала крюинг-менеджер одной из компаний, кадеты убегают, во-первых, потому, что часто в компании прямо здесь и сейчас, как им надо, нет работы.  Но основная проблема в том, что очень мало компаний имеют на сегодня кадетские программы, только такие крупные компании, как, например, V.Ships или MSC берут значительное количество кадетов в год, а на самом деле, кадеты иногда хотят работать в другой компании, например, там, где работает папа или брат, но пользуются шансом там, где им предоставляют возможность,  а получив рабочий диплом, уходят в другую компанию. Все понимают, что хочет кадет, и ничего против не имеют, если другая компания его заберет.

По мнению замеcтителя директора компании Marlow Navigation Сергея Хлопкова, если в компании есть системный подход к кадетам, и есть нормальный рост, то кадеты не будут перебегать из компании в компанию. «У нас такое случается очень редко, чтобы кадет, сделав один или два контракта, уходил в другую компанию. Но если нет места, и кадет все-таки уходит, то в принципе это не проблема, если это произошло по согласованию сторон. А если уходят без предупреждения, то к такому, конечно, относимся негативно. Да и компания-судовладелец вкладывает деньги в кадета, растит для себя и хочет получить лояльного офицера. И если кадет или другой моряк, на которого уже рассчитывают, все-таки уходит в другую компанию, то он все равно возвращает нам деньги, которые вложила в него компания для отправки в рейс (за визу и прочее), поэтому особых проблем в этом вопросе не вижу», – отметил С. Хлопков.

Как считает руководитель одной из крупных крюинговых компаний, каждый человек имеет право на выбор. Согласно нормам MLC компания не обязана и даже не имеет права звонить в другую компанию, из которой ушел кадет, и о чем-то предупреждать. Если брать с человеческой точки зрения, то можно позвонить, спросить, предупредить. Вообще в каждом конкретном случае нужно отдельно разбираться, почему данный кадет ушел из какой-либо компании.

Данную тему нам прокомментировал и региональный представитель компании Seaspan в Украине Илья Кудинов:

«На сегодняшний день кадеты очень сильно рискуют, уходя из компании, потому что работы все меньше и меньше, не каждый судовладелец  способен им предоставить работу. Поэтому на сегодня кадеты играют с огнем, если прыгают из компании в компанию. У нас за последние 3 года только 2 кадета ушли сами. Я давно не слышал, чтобы кадеты массово переходили из компании в компанию. Но у нас и нет рычагов, которыми мы могли бы их остановить. Наверное, некоторым не подходят условия роста или условия работы. Не все справляются с трудностями. При сегодняшних стандартах компетентности, чем больше практики у кадета, тем лучше. Кадеты, к сожалению, не понимают этого», – подчеркнул И. Кудинов.

Также «Морская Правда»/The Maritime Telegraph попросила кадетов прокомментировать, почему они иногда перебегают из компании в компанию, даже если на них уже рассчитывают.

Влад Баланов (имя и фамилия изменены), собирается в рейс 3-м помощником капитана:

– Я тоже поменял 3 компании, когда кадетом ходил. Сначала я работал от «Унивиса» в одной из крупных компаний. Тогда в академии был большой конкурс (11 человек на место), и я выиграл конкурс. Тогда от этой компании ушло 15 судоводителей, а продолжили свою работу в ней всего человека 4, и они до сих пор ходят кадетами. Потому что там только после 18 месяцев практики кадетом ты можешь задуматься о промоушене. У них надо походить кадетом, потом сеньор-кадетом, потом джуниором, и только потом в должности. И если бы я не менял компании, до сих пор сидел бы кадетом. А меняют кадеты компании только из-за условий роста и зарплаты. У некоторых кадетов комсостав отбивает желание работать. А если еще контора за тебя не заступилась, то, конечно, ищут что-то другое.  Основная причина, по которой меняют компании, – это условия роста.

Кадет Екатерина Иванова (имя и фамилия изменены):

– В первую очередь, кадеты меняют иногда компании из-за того, что им предлагают 3-4 раза ходить кадетом без промоушена. То есть основная причина в том, что нет роста, и еще – в смене флота. Если ты ходил на балкере, а тебе предлагают танкер, то, конечно, все побегут на танкер. У меня друг в 25 лет уже 4-й раз идет кадетом, он не хочет менять компанию, вроде как поздно менять, но и уже надоело ходить кадетом. И работа еще тяжелая, они работают как матросы.

Кадет Сергей Антонов (имя и фамилия изменены):

– Кадеты перебегают из компании в компанию, в первую очередь, из-за условий роста и из-за тяжелых условий работы на определенных типах судов. У меня последний раз был универсал с понтонным открытием крышек. То есть на других судах кнопку нажал, крышки поехали, и трюмы открылись. А на multipurposе, чтобы открыть крышку, которая весит 33 тонны, надо ее в порту своим краном поднять и переставить. На одну крышку уходит 10 минут минимум, а крышек в среднем трюме штук 8. Заставляют работать постоянно с матросами. Часа полтора открываем эти крышки. Еще твиндеки в трюмах. А тут дождь начал моросить, надо опять закрывать эти крышки, потому что груз боится дождя. А когда дождь закончился, снова открываем. По технологии надо ставить направляющие, и потом по ним заводить крышку на место. Два матроса с оттяжками стоят и держат, чтобы крышки не раскрутились на весу и сели на свое место. Представьте, что надо двум человекам эту 33-тонную крышку постоянно тянуть или  толкать, чтобы поставить ровно. Крановщику тяжело это сделать, тем более в плохую погоду, поэтому приходится делать вручную. Передо мной матросам во время таких работ переломало ноги, потому что они не успели поспрыгивать. А глубина трюма 12 метров. Когда он открыт, можно и туда вниз навернуться. А в Питере, когда мы были, так еще все покрыто льдом со снегом. Поэтому при таких условиях работы, конечно, кадеты при малейшей возможности будут убегать в другую компанию и на другие суда.

Как прокомментировал Морской Правде/The Maritime Telegraph ректор Одесской морской академии Михаил Миюсов, нельзя сразу на первых курсах определить свою судьбу на всю жизнь. «Бывает, что особого выбора у курсантов младших курсов нет, и они соглашаются на любую компанию, которая дает возможность у них пройти практику. Но нельзя принудить человека работать постоянно в одной конкретной компании. Мы пытаемся, конечно, объяснять ребятам, что желательно, чтобы они определились сразу, в какой компании хотят работать, и остались работать в этой же компании и после окончания учебы, но на самом деле все намного сложнее. Если бы взаимные обязательства между курсантом и компанией были закреплены каким-то контрактом, то можно было бы что-то требовать», – отметил ректор.

«Eсли в компании благоприятная обстановка, и есть перспективы для роста, то кадет не будет уходить в другую компанию. У нас подписано множество  договоров с компаниями-судовладельцами и их представительствами в Украине, но ни в одном из них не предусмотрены обязательства курсанта  работать только в одной компании.  Есть наши законы и международное законодательство, которое не дает права принудить человека работать только в одной компании, он же не раб. Подавляющее большинство курсантов остаются работать в тех компаниях, где они проходили практику. Есть и отдельные случаи, когда меняют место практики и работы, но здесь нужно в каждом отдельном случае разбираться, почему человек принял такое решение. В этом вопросе обе стороны должны задуматься, почему так происходит», – подчеркнул М. Миюсов.