Европейское качество или девушка в роли помощника капитана

Наверное, Вы слышали такую примету, что женщина на корабле – это к беде?

А всё почему? – Да потому, что с давних времен моряки давали своим кораблям женские имена.

Делали так неспроста: тогда морской бог должен был быть более благосклонен к судну и его команде. При этом считалось, что женщине на корабле не место: корабль же «она» и как любая девушка будет ревновать к сопернице.

Что же изменилось с тех пор? За ответом на этот вопрос корреспондент Морской Правды/The Maritime Telegraph обратился ко второму помощнику капитана в компании E. R. Schiffahrt  Екатерине Волошиной.

МП/MT: Почему Вы выбрали такую, казалось бы, мужскую профессию?

Я из семьи моряков: дедушка, отец и брат – все ходят в море. В 8 классе мама сказала: пойдешь учиться на юридический факультет, но я поняла, что не хочу быть юристом. Брат показывал фотографии из первого рейса, и мне очень понравилось.  Я решила, что тоже пойду в море. Никто меня тогда дома не воспринял всерьез.

Конечно, тяжело было поступать наравне с ребятами, они меня не воспринимали, тем более девочка-блондинка, но у меня командирский голос, и я моментально освоилась и стала старшиной роты. Это был нонсенс для академии.

Интервью Волошина5

МП/MT: Как девушке тяжело ли было уйти первый раз в рейс?

Поступило на мой курс 9 девочек, ходит в море сейчас 5. И естественно во всех крюинговых компаниях, когда я открывала дверь, мне вместо «здравствуйте» сразу говорили «поварихи нам не требуются». Никого не волновали мои знания, как я учусь. Однажды мне посчастливилось попасть на семинар, который проводила немецкая компания E. R. Schiffahrt. Потом было очень много собеседований, тестов. И я, наконец, дождалась этого рейса. Капитан  относился ко мне по-отцовски, помогал. И я за это ему очень благодарна!

МП/MT: Каким был Ваш первый рейс? В чем заключается работа кадета? Чем кадет отличается от матроса?

В E.R. Schiffahrt, кадет – это офицер, не важно, какой он национальности или пола, это офицер, это не дополнительный матрос. Он может лишь помогать матросам в каких-то ситуациях. Не знаю как в других компаниях, но в E.R. это недопустимо, чтобы кадета использовали как дополнительного матроса.

В первом контракте я стояла вахту со вторым помощником, постоянно все спрашивала и записывала.  Потому что я считала, что если я кадет, я могу спрашивать, а когда буду помощником, не смогу это делать. Вообще в компании E. R. Schiffahrt нет разницы, кадет ты или офицер. Ко мне относились как к будущему офицеру. Первый раз меня поставили со вторым помощником, потом с третьим. Я все хотела знать, как все делается: и в машине, и так далее.  Если были проверки, я просила разбудить меня даже ночью, чтобы видеть и знать, как это происходит. В компании Е.R. Schiffahrt много девочек, которые выросли из кадетов и теперь работают в компании. Есть полячки, немки, филиппинки.  У европейцев уже другое отношение к девочкам.

В общем, я очень довольна и очень благодарна компании, что меня взяли.

МП/MT: На каких судах Вы ходили, с каким экипажем?

Три контракта я отходила на контейнеровозах кадетом, а потом пошла третьим помощником. Причем после второго контракта кадетом через неделю пошла сразу в третий рейс. Я решила, что мне не хватает опыта. По времени получилось 9 месяцев, я очень устала. Потому что 9 месяцев на контейнеровозе – это действительно очень тяжело. Постоянно из порта в порт – от такого графика устают уже после 4-5 месяцев.  И после третьего контракта кадетом я была полностью уверена, что все знаю о работе третьего помощника, но  очень боялась за навигацию. Все-таки помощник – это штурман, это, прежде всего, судоводитель, это первая вахта, это коммуникация с другими судами, внимательность. На третьем рейсе мне уже свободно доверяли швартовки, я стояла на рации. И нормально справлялась.

Ходила всегда на контейнеровозах, работала с разными экипажами. Однажды я очень боялась ехать к капитану британцу, потому что это от них пошло суеверие, что женщина на пароходе  – к беде. Но все оказалось прекрасно, все было очень хорошо.

Интервью Волошина3

МП/MT: Расскажите про первый рейс уже в должности помощника капитана.

Первый рейс в должности третьего помощника мне запомнился очень хорошо. Я сдала госэкзамены и на следующий день улетела в рейс.  Этот рейс был достаточно спокойный, я делала свою работу, и все было спокойно, нормально. Конечно, постоянно приходилось мальчишкам доказывать, что, несмотря на то, что я девушка, я могу делать свою работу. Надо было конечно безвылазно находиться на палубе. Если есть проблемы у мальчиков, они не боятся спросить у боцмана, а я себе этого не позволяла. Помощи старалась не просить, просто у меня больше времени уходило что-то сделать. Если парень просит помощи или не сделает какую-то работу – это нормально, а если девушка не сделает, на это сразу обратят внимание. Потому что все хотят доказать, что тебе здесь не место.

Работа третьего помощника – действительно абсолютно не женская, надо постоянно какие-то механизмы крутить, ходить все время грязной. О маникюре и волосах речи вообще не идет.

А второй контракт в должности третьего помощника был достаточно сложный: тяжелый регион, очень жарко. Это был Израиль, Персидский залив. Работа была постоянно 6 через 6, и 22 порта в месяц – очень тяжело в жаркий сезон. Я пришла после того рейса очень уставшая. А мне нажно было организовать свадьбу, но сил уже почти не было. Муж пришел вообще за день до свадьбы. А третий рейс третьим помощником ­дал мне очень много опыта. Это был уникальный контракт: 9 национальностей.

МП/MT:  Где Вы познакомились со своим мужем?

С мужем мы познакомились в первом рейсе, но никак потом не могли увидеться дома, так как постоянно были в рейсах. Я была кадетом, а он механиком. Спустя пару лет после знакомства, мы поженились. Сейчас он работает вторым механиком. Но я рада, что он механик, потому что со штурманом мне было бы очень сложно. С братом есть трудности в общении, потому что он тоже штурман, много общих тем, всегда есть о чем поспорить. А с механиком не о чем спорить, он не знает мою работу, а я не знаю, что там у него.

МП/MT: Насколько работа второго помощника отличается от работы третьего? Какая должность понравилась больше?

Когда я пошла вторым помощником, я вздохнула с облегчением, потому что не было этих гидрантов, покрасок и прочего. Но если где-то случайно включалась сирена, я уже в пижаме и в комбинезоне стояла на мостике. Если на третьего помощника все смотрят, все проверяют, то ко второму уже более доверительно относятся.

У меня был месячный переход первый раз в жизни, и мне казалось это раем. Пришел на вахту, отстоял, и никаких постоянных портов. Главное – карты, навигация: где можно проехать, где нельзя. Это постоянные отчеты: сколько проехали, сколько топлива ушло и т. д. Это более ли менее спокойная должность по сравнению с третьим. Если третьего все постоянно дергают, то у второго помощника такого нет.

Мне нравится стоять вахту, смотреть вперед, нравится расхождение с другим судном. Я очень люблю  навигационную часть работы, когда можно поуправлять судном. Я вообще люблю ездить и справляться с какими-то неординарными ситуациями. Это не сравнится ни с какой работой дома.

МП/MT:  Вы согласны, что девушки все-таки могут составить мужчинам конкуренцию в море?

Не все девушки могут составить конкуренцию в море мужчинам. Я против женщин-механиков. Потому что это будет член экипажа, за которого будут постоянно работать. Это сложная физическая работа. То есть часть вашей работы будет переходить в другие руки. Будем говорить откровенно, что женщина просто физически не сможет поднять 80 килограммов. Некоторые девушки могут составить конкуренцию, но далеко не все. И не все могут себя правильно вести в экипаже. Не все могут «обрезать» сюсюканье и поставить себя твердо. Даже если у вас болит голова, должно быть строгое понимание, что вы не в круизе, а на работе.

МП/MT:  Случалась ли с Вами какая-то курьезная, смешная ситуация в море?

Когда я меняла на крыле спасательный буй (man overboard buoy) оранжевого цвета, он у меня в руках взорвался и начал дымиться. Я с ним прохожу мимо мостика, а на крыле мостика как раз был капитан, старпом и второй помощник. Буй не переставал дымиться ядовитым оранжевым цветом. Понимаю, что за борт его кидать нельзя, и я стою и держу его в руках, а он дымится минут 15. Он покрасил полкрыла и меня полностью покрасил. Все мои белые волосы были оранжевого цвета, лицо, одежда. Никто мне ничего не  сказал, но я видела, как все смеялись. И оно не вымывалось, я еще неделю ходила оранжевая.

Интервью Волошина10

МП/MT:  Когда ожидается пополнение в Вашей семье, не планируете ли оставить работу ради семьи?

Я уже в декрете. Пока я на год-полтора приостановила работу, но я не бросаю свою работу в море, не хочу бросать ее. Я планирую медленно расти, потому что мне нравится моя работа, я получаю от нее  удовольствие.

Хотелось бы потом делать один контракт в год. Надеюсь на контракты продолжительностью 3-4 месяца, тогда будет проще совмещать работу с семьей. Остальное время в году можно посвящать семье. Я хочу реализовать себя как хорошая мама и хорошая жена. Хотелось бы, конечно, стать капитаном, но думаю, муж не одобрит моего желания. Но если работать размеренно, то можно дорасти и до капитана. Я думаю, что скоро девушек будет так много в этой индустрии, что проблем не будет.