«В наш век компьютеризации бумажной работы на судне почему-то становится больше», – старпом Андрей Дорофеев

2550

Старший помощник капитана Андрей Дорофеев ходит в море уже 11 лет. Работал на разных судах: на автомобилевозах, балкерах, универсалах (multi-purpose), контейнеровозах. Последние 3 года работает в должности старшего помощника на фидерных контейнеровозах. Из всех типов судов, по словам А. Дорофеева, ему больше всего нравятся контейнеровозы, потому что «там есть динамика, всё быстро происходит, частая смена портов, работа очень интенсивная, и время в рейсе проходит быстро».

Газета «Морская правда»/The Maritime Тelegraph расспросила Андрея Дорофеева об обязанностях на судне старшего помощника, о трудностях  работы и чрезвычайных ситуациях, без которых в море не обойтись.

МП/МТ: Андрей, как Вы начинали морскую карьеру? В какой компании работаете? Как быстро продвигались по карьерной лестнице?

А. Дорофеев: Я закончил Одесскую национальную морскую академию, сначала ходил практикантом. После 4 курса получил свой первый рабочий диплом и с 5-го курса уже работал  в должности третьего помощника капитана.

Работал в разных компаниях. Очень долго работал у голландцев. Там рост был вообще быстрый. На голландском флоте я и стал третьим помощником. Сейчас работаю от крюинга Vita Maritime  в компании Lomar Shipping. Компания очень хорошая, флот растёт, суда новые у них. Все мои последние суда были годовалые, новые. Условия проживания на судах хорошие, питание отличное. Спортзал есть. Бассейнов у нас нет из-за небольших размеров судов, но иногда делаем сами бассейн. Натягиваем на конструкцию хороший брезент, наполняем водой и купаемся. Крюингом Vita Maritime тоже очень доволен, к их работе никогда нет никаких претензий.

МП/МТ: Расскажите, каковы обязанности старшего помощника, как проходит Ваш рабочий день?

А. Дорофеев: Наши должностные обязанности на несколько листов расписаны, но если говорить коротко, то самая главная задача старпома – обеспечение грузовых операций (погрузка, выгрузка), контроль остойчивости, прочности. Также старший помощник – это офицер по безопасности, это охрана судна, организация судовых работ, обеспечение безопасности во время работ.

Жизнь в море2МП/МТ: Как ответственному за погрузку и выгрузку, в каких портах и странах в этом плане тяжелее работать?

А. Дорофеев: В США очень сложно работать, там очень специфические люди. Они немного разгильдяи, за ними нужен постоянный строгий контроль. Если это перевозка опасных грузов, то часто контейнера не промаркированы, не правильно заполнены документы, постоянные проблемы с перевозкой негабаритных грузов, грузов на флетраках, очень часто вообще нет креплений. А как только груз попал на судно, за него отвечаем я и капитан. Поэтому он должен быть погружен, как положено. За погрузкой в штатах всегда надо очень внимательно следить, они не выполняют сегрегацию опасных грузов.

А в Европе очень хорошо работать, особенно нравится порт Гамбург. Одним словом, это немцы, у них всё строго. Я долго там отработал. В Роттердаме (Голландия) сложно работать. Нравится очень Юго-Восточная Азия. А легче и приятнее всего работать  в Японии.

МП/МТ: Что ваша компания обещает по поводу продвижения? И не боитесь ли должности  капитана, ведь это большая ответственность?

А. Дорофеев: В компании с продвижением всё нормально. Сейчас нарабатываю плавстаж, чтобы поменять диплом, и буду двигаться вперёд. Компания даёт такую возможность. Я капитанской ответственности не боюсь. Волков бояться – в лес не ходить!

МП/МТ: В море без происшествий не бывает. Какой была самая опасная либо запоминающаяся ситуация за все годы работы в море?

А. Дорофеев: Все экстремальные ситуации и «героические» поступки – это следствие чьей-то халатности, недосмотра или чрезмерной беспечности. Случаи бывали разные. Шторм – это не самое страшное в море. Самый неприятный случай – это когда кто-то погибает. Такое было на одном из моих судов. За два дня до моей посадки на судно выпал за борт и погиб молодой парень. Про этот случай писали в СМИ. В подробности не буду углубляться. Но парня не стало из-за глупости… В море мелочей не бывает.

Жизнь в море1МП/МТ: В чем заключаются основные трудности работы в море?

А. Дорофеев: Как и у всех, наверное, самая большая трудность – это разлука с семьёй, с домом. У меня две дочки, 4 и 6 лет, старшая пошла в первый класс в этом году. Они, конечно, тяжело переносят разлуку, но уже привыкли. Работаю по 4 месяца, у голландцев работал по 2 месяца, вообще хорошо было. Комсостав там работает по 8 недель, бывало и по 6 недель.

МП/МТ: Как складываются отношения с экипажем? С какими национальностями работаете, легко ли с ними работать?

А. Дорофеев: Отношения с экипажами складываются очень хорошо. Всегда попадаются очень хорошие люди. Работал я и с украинцами, немцами, голландцами, сейчас работаю с филиппинцами, индонезийцами, мьянмарцами.

Лучше всего сработался с индонезийцами. Очень хорошие, выносливые, инициативные. На мостике предпочитаю смешанный состав. Хотя особых предпочтений нет. Все мы люди, и не важно, из какой части света. Плохих людей не бывает!

МП/МТ: Какие советы Вы могли быть дать начинающим помощникам капитанов и рядовому составу, которые стремятся к высшим офицерским должностям. На что им следует обращать внимание в первую очередь?

А. Дорофеев: Я бы посоветовал им учиться всему и везде, где только есть возможность, не бояться спрашивать, пробовать. На судне можно научиться всему, если есть желание. Помощник должен пробовать всё, не закрываться в своей скорлупе, а брать инициативу в руки и делать что-то.

МП/МТ: По вашему мнению, соблюдается ли на судах Конвенция MLC касательно часов работы и отдыха? Достаточно ли моряки отдыхают?

А. Дорофеев: Все судовладельцы стараются соблюдать MLC, но всё равно Конвенция больше дала нагрузку на комсостав по организации работы, на того же капитана, старшего помощника, второго механика, старшего механика. Из-за интенсивной работы нам тяжело выполнять многие требования, но приходится выполнять по мере возможности. Когда 2-3 или 4 порта в день, как в Токийском заливе, то невозможно дать экипажу достаточно отдохнуть, как того требует Конвенция. В таких случаях надо увеличивать экипаж, но на это никто не пойдет. Это большие затраты.

Вроде век компьютеризации, но бумаг становится больше и больше. Кстати, у голландцев очень хорошая система. В любом голландском флоте минимум бумаг. Такого минимума нет ни на одном флоте. В этом плане с ними очень легко работать. Там люди на судах делают то, что им надо делать – выполняют свои непосредственные обязанности, а не занимаются бумагомарательством и складированием бумаги.