«Со временем каждый решит: добиться сиюминутных финансовых успехов или работать на конечный результат», — Александр Варваренко

3456

Александр Варваренко – владелец и директор судоходной компании VARAMAR, основатель первой в мире онлайн-платформы морских перевозок ShipNEXT.

В интервью «Морской правде» / The Maritime Telegraph Александр рассказывает о том, что его связывает с Одессой, какой путь довелось пройти до запуска VARAMAR и ShipNEXT, почему не поддался соблазну остаться в Бельгии, что отталкивает европейцев во внешнем облике Одессы, о семейном бизнес-хобби Kiss Chocolaterie и о том, как не останавливаться при быстром темпе жизни и при этом умудряться посвящать время большой семье.

В вашей биографии первым местом работы значится бельгийская судоходная компания  FLAMAR/CEC Lines, должность — начальник фрахтового отдела. Но как складывалась ваша карьера до обретения почетного статуса «начальник» или «владелец судоходной компании»? Помните ее точку отсчета?

Все, действительно, началось в Бельгии, там получил школьное образование. Но школу я окончил уже в Одессе, куда специально переехал для поступления в Одесский морской университет. Я все еще сторонник получения высшего образования в Украине по ряду направлений, где она занимает лидирующие позиции. На четвертом курсе устроился практикантом в одну из дочерних компаний бельгийской FLAMAR. Уже через год «переманили» работать в главный офис. Передо мной тогда стояла задача разработать и развить судоходную линию по перевозке негабаритных, генеральных, проектных грузов по Черному морю. Получилось, и через четыре месяца у нас пошло первое судно. Продолжал подниматься по карьерной лестнице: создал линию на Персидский залив, в Индию. В Бельгии в общей сложности проработал 5 лет. Затем пригласили в Украину в Kaalbye shipping, которая входила в ряд крупнейших индустриальных групп в Одессе и Украине в целом. Для них я уже создавал направление под названием Kaalbye Projects, которая занималась исключительно перевозкой негабаритных стальных грузов на направление Персидский залив, Индия, Дальний Восток и обратно в Европу. Компания просуществовала три с половиной года. По ряду причин мы разошлись, после чего я запустил собственное дело — привлек кредит на создание судоходной компании VARAMAR.  Начиналось все  с коллектива в четыре человека, а развились до доходной компании, представленной в разных странах мира. На сегодняшний день ей уже 9 лет.

Какие ожидания от профессии были в свое время у студента морского университета Александра Варваренко?

До поступления я очень много занимался программированием, интересовался экономикой, инженерным направлением. Избирая же морскую специальность, я предполагал, что смогу эффективно использовать свои навыки и знания, как в области языков, так и экономики. Казалось, всегда  хотел работать в международном бизнесе. Собственно, морской бизнес – самый что ни на есть международный.

 Для многих морская профессия – это продолжение семейной традиции. Как дело обстояло в вашем случае? Имели пример для подражания?

Мой отец практически всю жизнь проработал в портовом хозяйстве в Латвии, был замначальника одного из крупнейших портов в СССР. Работал и в Бельгии, в ряде компаний занимал руководящие должности. Затем его пригласили в Одессу, где он пострадал из-за существующей в этой индустрии  коррупции и был вынужден переехать в Москву, где долгое время вплоть до пенсии занимался стратегией развития российского порта. Мой брат занимается экспедированием и наземной логистикой. Морское дело, конечно же, интересовало и меня. Тем более, что к тому времени в этой сфере мы уже завоевали имя, незапятнанное обманом или коррумпированными слухами.

Насколько нам известно, вы получали образование и в Британии, учились на судового брокера. Насколько был велик соблазн остаться за границей?

В Британии я учился дистанционно. А вот в Бельгии действительно немало прожил. Знаете, в Европе существует проблема — вы там никогда не будете чувствовать себя как дома. Я чистокровный  украинец,  получил гражданство в Бельгии, отлично владею официальным языком и выгляжу как европеец, но при этом всегда наталкивался на вопросы: а вы откуда?  когда думаете уехать обратно? И в какой-то момент это надоедает, и ты, ища социальную прослойку, где комфортно, где ты «свой» – безусловно, в конце концов, вернешься к корням. Меня здесь воспринимают украинцем и самое приятное, что одесситом. Когда я переехал в Одессу, понимал, что рано или поздно предстоит создать что-то лучшее вокруг себя, и это меня мотивирует до сих пор. Потому что жизнь ради денег не представляет никакого интереса. И мне не нравится работать только ради финансового показателя, я делаю все возможное, чтобы развить город, страну в целом. И, думаю, новые технологии рано или поздно поборют коррупцию, которой заражена Украина.

К слову, про облагораживание. Время от времени вы принимаете непосредственное участие в жизни Одессы. В рамках  номинации «самое большое дерево» посадили три сосны, настаиваете на реставрации памятника архитектуры на Маразлиевской.  Вас беспокоит нынешний облик Одессы? Что с ним не так?

Мы проводим разные благотворительные акции – это в том числе высадка деревьев, реставрация фасадов. Но они связаны и с личными мотивами, желанием улучшить жизнь вокруг себя —  на Маразлиевской находится мой офис и квартира. Собственно, делаю часть того, что должен делать город. Я не люблю жить в грязи, и поэтому меня немного удивляет, как некоторые одесситы ничего не предпринимают для улучшения условий жизни, создания комфорта. Что не так с внешним обликом Одессы?  В первую очередь, требуют внимания фасады. Их нужно привести в порядок, как бы болезненно не было, и какая бы не сыпалась критика. Мне кажется, необходимо создать единые, прозрачные правила по приведению к одному общему виду всех фасадов зданий. Это бы означало отказ от лож и застекленных балконов, снятие кондиционеров. Либо же следует облагать владельцев последних таким штрафом, который бы делал развешивание кондиционеров нецелесообразным. Во-вторых, следует заняться дорогами, создать стандартный вид для парковочных мест. Потому что только по этим двум вещам – фасаду и дорогам, любой инвестор уже может сделать вывод —  в городе и в стране нет порядка.

Вне зависимости от того,  какой у нас аэропорт –  человек, прибывший в Украину, в первую очередь, обращает внимание на эти недостатки.

IMG_6113Что вас связывает с Одессой помимо моря?

С Одессой еще связывает семья. Но это уже спустя время. А изначально, конечно, было море. Я не из Одессы, родился в Латвии, сюда переехал 22 года назад. Но сейчас у меня здесь живут супруга, четверо детей, и, конечно же, я считаю себя одесситом. Я стараюсь сделать Одессу по-своему деловым городом. Одно из моих хобби — переманивание в Одессу специалистов со всех точек мира.

Какие еще есть хобби у владельца судоходной компании Александра Варваренко? И как часто удается уделять им время?

Люблю играть в гольф, но получается, к сожалению, крайне редко, потому что в Одессе нет подходящих для этого условий. Люблю играть на фортепиано, но на это мало времени. Умею рисовать, до этого тем более не доходит.

Какое из определений вы бы дали мастерской авторского шоколада Kiss – семейное хобби или бизнес? Может быть, свой вариант?

Моя супруга Анна вдохновила меня и могла бы вдохновить любого другого инвестора на создание подобного продукта. Она не просто загорелась этой идеей, но и научилась производить шоколад на очень высоком уровне, получив опыт работы в разных странах. Для нее это и хобби, и бизнес, поскольку вкладывает в это душу и воплощает свои креативные мысли. Кроме того, получает бизнес-опыт, что мотивирует ее на дальнейшее развитие. К слову, очень важно для семьи, чтобы оба человека развивались, профессионально росли, тогда они всегда являются интересными собеседниками и партнерами для своих спутников по жизни. И я рад, что мы оба получаем удовольствие от работы. Это, в свою очередь, приносит пользу нашим детям. Ведь они уважают и будут уважать нашу точку зрения не потому, что мы так сказали или у нас есть какой-то опыт 20-летней давности. А потому, что мы до сих пор являемся для них ценным источником. Мы не сидим на месте и работаем над собой, каждый день вращаемся в бизнес-среде, развиваем производство. Поэтому на этот проект я смотрю и как на хобби, и как на бизнес, и даже как на имидж всей семьи.

Возможно ли совмещать успешный бизнес со счастливой семьей? И хватает ли, на ваш взгляд, семье вашего внимания?

Все наше нерабочее время уходит на детей. Это, конечно же, часто конфликтует с тем, сколько мы внимания уделяем друзьям, знакомым. Оно сведено до минимума. С детьми помогают и наши родители, в первую очередь, Анина мама. Я не вижу, где бы они были  ущемлены, каждый из них получает необходимую дозу любви и уважения, начиная от старшей дочери-подростка, заканчивая 3-летней дочкой. Но самое главное, что они мотивированы опытом своих родителей, имеют колоссальный выбор в плане своей дальнейшей карьеры. Так что, в целом, при правильной расстановке приоритетов совмещение карьеры и семьи возможно, а оно уже способствует жизненной гармонии.

«Для того, чтобы двигаться вперед, нужно бежать». Судя по вашим публикациям в социальных сетях, вам импонирует это выражение. Не сопряжен ли быстрый бег с рисками? И не доводилось ли вам время от времени замедлять ход, останавливаться,  чтобы оценить дальность пробега?

Безусловно, иногда надо останавливаться. Просто следует понять, что чем дольше ты стоишь – тем больше ты теряешь. Каждый лидер, как я всегда повторяю нашим коммерческим менеджерам, сталкивается с проблемой принятия критического решения. Зная правила бега, имея опыт, ты должен понимать направление. Поэтому я останавливаюсь только тогда, когда я чего-то не знаю. Но обычно стараюсь сделать это в процессе бега или брать в команду людей, которые  помогают придерживаться нужного направления. Если все правильно выстроить, то ни одна твоя гонка не будет сопряжена с риском.

Слоган ShipNEXT: «Тяжелая работа больше не является ключом к успеху». Насколько это в действительности применимо к вашей жизни?

В своей жизни я действительно многие вещи делал с очень большой трудовой и временной отдачей. И, безусловно, некоторые из них можно делать легче. Создавая ShipNEXT, старался преобразить  весь  накопленный опыт, профессиональные знания в продукт, который бы автоматизировал большинство задач. Чтобы остальные игроки на рынке были избавлены от необходимости повторять один и тот же рутинный набор действий. Сейчас, в век автоматизации, следует пользоваться новыми технологиями, ведь они упрощают нашу работу.

Если проецировать это выражение на личную жизнь, то могу сказать, что мы с супругой много работаем и, собственно, это приравнивается как раз к бегу. Но мы с Аней зарядились выносливостью благодаря нашему хобби – музыке (супруга Александра Варваренко композитор).  В ней надо что-то циклично повторять, пока не отточишь мастерство.

Какая вам, кстати, нравится музыка?

Совершенно разная. Самые любимые Стинг, Элтон Джон, нравится фортепианная, джазовая. Меньше всего люблю современную электронную.

Какой совет вы могли бы дать людям, начинающим свой бизнес?

Тот совет, который дам я, не применим в идеальном виде другими людьми. У каждого человека есть свои личные условия развития бизнеса.

Я стараюсь сделать свой бизнес максимально честно. Если я буду распылять свое имя, репутацию, как это успели сделать куча людей в Украине, очень быстро потеряю все, что могу построить. Поэтому мой совет осложнен подходом к бизнесу, основанном на максимальной честности и порядочности. Это дорого. И я не берусь всем начинающим бизнесменам советовать  придерживаться такого же курса. Каждый со временем примет решение – добиться сиюминутных финансовых успехов или работать на конечный результат.