СПГ против всех: сможет ли газ стать основным видом топлива до 2040 года?

480

Мировые нефтяные гиганты заинтересованы в том, чтобы их продукт имел спрос, поэтому пытаются найти изъяны и выиграть у своего конкурента – природного газа. Посмотрим, что из этого получится.

Долгосрочные перспективы показывают рост спроса на газ, в то время как для нефти показатель сглаживается, а на уголь – падает. Это имеет смысл: газ универсален, это полезный источник энергии, структурный элемент для химических веществ; при сжигании он выделяет меньше углерода.

В условиях регулирования загрязнения окружающей среды газ является относительным победителем. Энтузиазм, как часто бывает, приводит к избыточному спросу. На сжиженный природный газ, по ожиданию нефтяников, он продлится до начала 2020-х годов.

Долгожданный «золотой век» природного газа не является неизбежным, уверены специалисты нефтеперерабатывающей отрасли.

В своих последних долгосрочных перспективах Управление энергетической информации сократило прогнозы глобального потребления газа; ежегодный темп роста с 2020 года по 2040 год составляет сейчас 1,7%, по сравнению с 2,1% в прошлогоднем прогнозе.

По прогнозу, рынок США, некогда самый большой в мире, будет терять свои позиции. А вот Азия станет решающим полем битвы за природный газ. На этот регион приходится половина ожидаемого роста спроса в период между 2020 и 2040 годами. Одни только Китай и Индия вместе составят 29%.

Однако, судить о темпах роста этих относительно новых рынков сложно. А это имеет значение, когда газ в Азию поступает в подавляющем большинстве из многомиллиардных проектов СПГ и многолетних трубопроводов.

Алекс Дьюар из Boston Consulting Group считает, что рост спроса даже на 1,6% в год в долгосрочной перспективе может потребовать некоторые рискованные предположения.

Например, шаткий китайский рынок. Как и везде, энергетический сектор этой страны является важнейшим источником спроса; и он, по прогнозам, вырастет с примерно 3 миллиардов кубических футов в день, как это было в 2015 году, до почти 15 миллиардов кубических футов в день в 2040 году. Уже сейчас это означает, что среднегодовой рост примерно в два раза превышает темп, зафиксированный в период с 2010 по 2015 год.

Кроме того, по предположениям Дьюара, это означает, что Китай будет производить газ общей мощностью 8,7 гигаватт каждый год до 2040 года против 5 гигаватт, ежегодно создаваемых в период между 2010 и 2015 годами. Даже опираясь на более позитивные предположения о производстве, сжигающем только 7 500 тепловых единиц за киловатт-час и работающим 40% времени, Китаю нужно будет создавать 6,7 гигаватт каждый год, чтобы поддержать этот рост спроса на природный газ. Темпы роста в Индии должны увеличиться еще быстрее.

Еще один фактор – цена. Природный газ всегда оценивали в сравнении с другими видами топлива, например, нефтью. Также надо учесть, что газ очень трудно хранить и транспортировать, а огромные авансовые инвестиции в трубопроводы и прочую инфраструктуру требуют долгосрочных контрактов на поставку.

Даже если растущая конкуренция в торговле СПГ ослабит жесткие условия контрактов, фундаментальные характеристики газа никуда не денутся. Когда речь заходит о выработке электроэнергии, это топливо должно конкурировать с углем и, всё чаще, с возобновляемыми источниками энергии.

Аналитики Всемирного энергетического совета рассмотрели этот вопрос в недавнем докладе. Они рассчитали цены, по которым газ и уголь будут конкурировать. Читать об этом подробнее.

Важно отметить, что производства, работающие на газе, имеют преимущество, ведь могут реагировать на изменения спроса на электроэнергию, в то время как проекты с возобновляемыми источниками не могут этого сделать. Так что есть факторы, отличительные от простой эквивалентности энергии, их следует учитывать при сравнении.

Что еще более важно, газ может оказаться зажатым между сочетанием возобновляемой энергии и угля одновременно. Это не совсем то, чего ожидали “зеленые энтузиасты”, однако, что поделать, если уголь оказался чрезвычайно устойчивым в нескольких европейских странах в период с 2010 по 2014 год.

У Китая и Индии есть очень веская причина для сокращения потребления угля – загрязнение городов, особенно темп, в котором это происходит. В общем, экологическая ситуация зависит и от государственной политики, и от экономических возможностей, что в конечном счете повлияет на рынок топлива. От этого и будет зависеть «золотой век» СПГ.

Впрочем, текущее перенасыщение рынка СПГ может оказаться полезным. Как отмечает тот же Дьюар, низкие цены вредят в краткосрочной перспективе, но они также побуждают строить инфраструктуру на будущее, а это обычно подстегает спрос на десятилетия вперед. Система глобального газового рынка середины века может быть решена в ближайшие пять лет.