Первая в Украине женщина-капитан дальнего плавания Татьяна Олейник своё предназначение доказывала, управляя судном не хуже мужчин

10863

Корреспондент «Морской Правды»/The Maritime Telegraph имел приятную  возможность пообщаться с первой в Украине женщиной-капитаном дальнего плавания, кавалером ордена княгини Ольги, заслуженным работником транспорта Украины Татьяной Олейник.

МП/МТ: Татьяна Витальевна, почему Вы решили связать свою жизнь с морем?

Т. Олейник: Сейчас очень часто молодые люди, заканчивая школу, не понимают, чего они хотят в этой жизни. Я уверена, что для меня проблемы выбора никогда не существовало, что я родилась с мыслью работать в море. Одна из моих бабушек была одесситкой, меня с детства водили на морвокзал встречать и провожать теплоходы. Её лучшая приятельница работала старшей переводчицей на пассажирском судне «Латвия». Когда я дома озвучила  выбор своей будущей профессии, то все были шокированы, никто не ожидал такого поворота событий.  Я  хорошо училась, и передо мной были  открыты двери любого вуза страны, и то, что я выбрала такую профессию,  стало для всех большой  неожиданностью.  В семейном архиве  хранится моё сочинение по украинской литературе ещё с 5 класса на тему «Кем я хочу стать», где  я написала, что хочу быть моряком.  Я из педагогической семьи. Моя мама – сурдопедагог и логопед,  успешно трудится  до сих пор.

Я – коренная киевлянка, но хотела учиться только в Одесском высшем инженерно-морском училище, которое и закончила с отличием. До моего в поступления в него вёл долгий и тернистый путь. Документы в приёмной комиссии не принимали 7 лет подряд. В советское время морские специальности могли осваивать только лица мужского пола. За этот период, выполняя условия, необходимые для поступления, по указанию ректора ОВИМУ, я с удовольствием и отличием закончила Киевское  техническое училище водников, Киевское речное училище, Херсонское мореходное училище имени лейтенанта Шмидта. В ОВИМУ поступила после письменного разрешения министра морского флота СССР, к сожалению, только на заочную форму обучения. После второго курса пыталась перевестись на стационар по ускоренной форме обучения. Ездила в Москву в Министерство морского флота, но мне отказали, так что пришлось использовать по полной программе своё трудолюбие и усидчивость в приобретении знаний.

Только после принятия Международной морской организацией Резолюции о всяческом содействии работе женщин на море в морские учебные заведения стали допускать к вступительным экзаменам девушек. А во время моей  учебы в ОВИМУ (в 85-91 годах) на 4 факультета я была одна.  До моего поступления в «вышке» учились только две девушки: на стационаре судоводительского факультета – Светлана Мочулина (тоже с разрешения Министерства морского флота), но не закончила, потому что перевелась в водный институт (Морской университет). Знаю, что из-за не совсем удачного опыта её обучения,  меня наотрез отказались принять на стационар. А вот Вера Жукова закончила заочно судомеханический факультет и дослужилась до старшего механика в Украинско-Дунайском пароходстве, но, к сожалению, она очень рано ушла из жизни…

Сейчас я не только  капитан дальнего плавания, но и мама капитана дальнего плавания. 25 декабря 2016 года мой сын Орест Ткаченко принял теплоход в должности капитана и уже отработал свой первый капитанский контракт.  Он, как и я, тоже хотел бы работать под украинским флагом, девять лет трудился в отечественной  компании «Укрречфлот», но после того, как распродали его группу судов, вынужден был уйти в иностранную компанию. Мы дома смеемся:  следующим капитаном дальнего плавания в нашей семье предстоит стать моей внучке Эмилии Орестовне, хотя ей и нет полутора лет, но характер присутствует.

МП/МТ: Легко ли было женщине дослужиться  до должности капитана? В каких компаниях и на каких судах вы работали?

Т. Олейник: В 91 году, закончив учебу в академии, я работала вторым помощником капитана. Это был советский период, и для быстрого продвижения по карьерной лестнице немаловажным фактором было членство в КПСС, а тут еще один минус – пол, противоположный установленному, и совсем другой порядок получения рабочих дипломов, чем ныне, поэтому всё было дольше и гораздо сложнее, чем хотелось мне и складывалось у коллег-мужчин. Наверное, так было необходимо, ведь всё, что нас не убивает, делает нас на порядок сильнее. Я дослужилась от практиканта до капитана в теперешней акционерной компании «Укрречфлот».  Никакие ступени меня не миновали: была и матросом, и рулевым, третьим, вторым и старшим помощниками – в общей сложности почти 20 лет, из которых 11 – старпомом. Уж очень сложно было руководству компании решиться на столь ответственный шаг – поставить женщину командовать судном!

4 порт Хайдарпаша Турция
Порт Хайдарпаша, Турция.

В первые месяцы  моей  работы  в должности капитана многие лица  среди руководства компании ожидали, а, возможно и  надеялись, что я сделаю какую-нибудь квалификационную ошибку, и от меня можно будет быстро избавиться, но им не повезло. Всё было выдержано в профессиональных рамках и  даже достаточно удачно для судна и компании. Визитной карточкой  нашего «Ванечки Сергиенко» стали, кроме первой в стране  женщины-капитана, отличный  кофе, оранжерея (у нас было более ста вазонов цветов по всему судну) и дунайская камышовая  собака Турандот. Я всегда думала, что сдавать «на иголки»  судно буду сама, мы с экипажем  его очень любили, но жизнь распорядилась иначе – судовладелец решил пойти  на сокращение своих расходов за счёт сокращения численности экипажа и уменьшения зарплат  вместо сокращения аппарата управления. Не считая, что с таким количеством экипажа возможно безопасно эксплуатировать  30-летнее судно и  отвечать за жизнь и здоровье людей, достойно представлять страну за границей,  я вынуждена была  уйти из «Укрречфлота», где проработала всю жизнь… Было сложно, больно, но я не сломалась. Всегда считала, что депрессия – удел бездельников и слабых людей. Пришлось начинать всё сначала и на новом месте. С марта 2015 года работаю в ЧАО «Украинско-Дунайское пароходство».

Никогда не  следует забывать, что по мировой статистике самый большой процент аварий происходит по причине человеческого фактора. На всех видах транспорта этот процент достигает 70-80, а на водном транспорте приближается к 100%.  Основной причиной таких аварий является усталость вследствие малочисленности экипажа, его загруженности, неполучение полноценного отдыха, приводящих к невозможности в должном объёме  качественно выполнять свои служебные обязанности.

МП/МТ: Что самое сложное для женщины в море? Не было проблем непослушания со стороны членов экипажа по причине того, что вы не мужчина?

Т. Олейник: Этот вопрос мне задают довольно часто, и каждый раз он у меня вызывает недоумение. В 18 лет я стала Татьяной Витальевной, и вопросы непослушания отпали сами собой. Я всегда старалась профессионально выполнять свои обязанности и должным образом заботиться о своём экипаже и судне, быть примером в работе. Люди не слепы, поэтому отвечали взаимностью и слаженностью в нашем общем нелегком деле. Главное в работе на флоте  – любить свою профессию, иначе этот труд не оправдан, слишком от многого в жизни приходится отказываться, уходя надолго  в море. Я свою работу люблю и  умею делать.  Много лет стараюсь научить любить судно и свою профессию каждого вновь прибывшего члена экипажа.

К каждому своему судну отношусь трепетно, как к ребёнку, требующему ежесекундного внимания, заботы и любви.

 Один мой приятель, который играет в президентском оркестре, однажды сказал, что мы с ним очень счастливые люди, имеющие  неслыханную роскошь в наше время – любимую работу, за которую даже  иногда платят деньги, на что я ответила, что  нас с ним  не научили самому главному в жизни – любить себя, нас научили любить Родину и трудиться.

В 90-е годы, когда появилась возможность работать на судах под иностранными флагами, все ринулись  в иностранные компании,  но я тогда уже решила для себя, что, если я стала первой женщиной-капитаном дальнего плавания этой страны, – мой флаг должен быть украинский. Честно говоря, в 90-е годы я отработала старпомом три контракта в иностранных компаниях на грузовых судах под Мальтийским флагом, «выплавывая» диплом капитана дальнего плавания, но  вернулась в Укрречфлот, потому что отпускали с моего пассажирского тх «Маршал Кошевой» только под честное слово. Я – человек  обязательный и дисциплинированный.  Никогда не обещаю того, чего не смогу сделать. Самое  печальное  то,  что работать под украинским флагом  уже практически не на чем.

Два  моих последних судна т/х «Килия» и т/х «Татарбунары» стоят лагом у причала в Измаиле  и благополучно гниют  в ожидании чуда в виде новых фрахтователей. Полтора месяца назад должна была садиться на т/х «Виана-ду-Каштело», но его неожиданно  поставили в отстой. Работы  нет. Вот и получается, что, невзирая на три правительственных и с десяток ведомственных  наград и безаварийно  проработанные  почти сорок лет на своё государство, не только  не имеешь возможности передать свой опыт и поделиться своими знаниями с новым поколением плавсостава, но и  «вырвать» зарплату для экипажа  у фрахтователей за период работы на т/х «Килия»  в 2015 году, несмотря на обращение во множество дверей, включая родное пароходство и Министерство инфраструктуры.  Далее милых улыбок и обещаний разобраться дело не идет.  А ведь никто не подумает о том, как жить с таким грузом капитану, когда обманут не только он, но и его экипаж, за который никто не снимает ответственности.

5 теплоход Килия, со своим экипажем
Экипаж теплохода «Килия».

За почти 20 лет в звании капитана дальнего плавания я привыкла считать свой пол достоинством, но оказалось, что ничего не поменялось с советских времен: во многие компании женщин-капитанов брать не хотят.

В настоящий момент в Украине есть три женщины-капитаны дальнего плавания. Ирина Ивановна Ясинская, которая тоже долго работала в Укрречфлоте, но ушла под иностранный флаг, а также моя ученица Валерия Олеговна  Ярина,  которая стала капитаном в 2016 году. Она работает на судне река-море под иностранным флагом. Вынуждена была уйти из-за сокращения штата на пенсию по выслуге лет капитан «Водолея-4», прекрасный судоводитель и мама четверых взрослых детей Людмила Васильевна Корницкая. Две мои воспитанницы – Марина Канцырева и Инга Петрасюк – пока служат вторыми помощниками в АСК «Укрречфлот».

МП/МТ: В море без происшествий не бывает. Расскажите о Ваших экстремальных ситуациях.

Т. Олейник: Для нормального человека каждая  минута  в море – это экстремальная ситуация. Здесь случаются иногда не только страшные и  грустные истории, а и трагедии, как  недавняя  гибель «Героев Арсенала», который затонул в Чёрном море 19 апреля этого года, погибло 11 человек, спасти удалось одного моториста. Главная задача капитана – предотвращение таких ситуаций, она  не изменилась с момента принятия Петром І первого морского устава – вернуть экипаж живым и невредимым жёнам, матерям и детям. Капитан не имеет права забывать, что риск в любой ситуации должен быть оправдан, за тобой стоят люди, и они верят в тебя, в правильность твоего единственного решения. Слаженность и цельность экипажа всегда предотвратит в неординарной ситуации панику, обеспечит правильность действий в борьбе за живучесть судна. Я всегда учу своих подчинённых, что от действий каждого  члена экипажа зависят жизни остальных, что никогда нельзя проходить мимо, если заметили что-то неординарное, и если не можете это предотвратить сами – сообщите другим и не предпринимайте каких-либо действий, не согласовав их необходимость с администрацией. Безопасная эксплуатация судна – общее дело. К сожалению, если раньше в море шли 90% людей по призванию, то сейчас перебор случайных людей, вызванный тем обстоятельством, что профессия моряка является одной из немногих легальных в нашей стране и позволяющих обеспечить сносное существование себе и своей семье.

3 подход к проливу Босфор, Турандот на рабочем месте))
Подход к проливу Босфор. Помощник Турандот на рабочем месте.

МП/МТ: Что бы Вы хотели посоветовать девушкам, которые  мечтают сделать капитанскую карьеру?

Во-первых, о карьере следует не мечтать, её следует делать. Во-вторых, романтика – это отлично, но  для начала следует знать, что ваша будущая профессия требует внимания и полноценной трудоспособности 25 часов в сутки и 8 дней в неделю. В-третьих, следует определиться окончательно: что важнее – любовь к морю или дом, дети, семья, что совместить  практически невозможно, а ведь главная обязанность женщины на Земле – родить и воспитать ребёнка, но заранее расстраиваться не нужно – чудеса иногда случаются! С другой стороны, семейная жизнь может сложиться или не сложиться, а работа должна быть любимой. 90% людей работают для того, чтобы жить, а войти в число 10%, которые живут своей работой,  – почётно, но не всегда оправданно, могу судить из личного опыта. В четвертых,  работать на  авторитет и  уважение экипажа и компании придётся гораздо дольше, чем вы могли бы себе представить. В пятых, пока  ваше судно не станет лучшим, не стоит даже пытаться  просить, а тем более требовать от компании чего-либо сверх установленных норм.

Желаю всем правильного выбора, а не просто посещения лекций в течение шести лет и занятия места того, кто не поступил, а очень хотел; желаю вырасти профессионально так, чтобы к вашему мнению всегда прислушивались. Будьте готовы к любым ситуациям и в любой момент, удачи!

МП/МТ: Вы очень переживаете за утерянный украинский флот. Надеетесь, что он когда-то будет возрождён?

Т. Олейник: Действительно, как действующему капитану почти несуществующего украинского флота мне очень хотелось бы, чтобы наш отечественный флот занимал достойное место в мировом транспортном процессе, чтобы страна имела пользу и доход от  своих судов, а не только за счёт портовых сборов от обработки иностранного флота.  В Украине  много морских учебных заведений,  готовящих специалистов для плавсостава, но, к сожалению, их выпускники пойдут работать  под иностранный флаг к иностранному судовладельцу по простой тривиальной причине – дома работать  не на чем. Многие люди хотели бы  работать на благо государства, но не имеют такой  возможности, потому что нашего флота просто нет, всё распродано, порезано. Давно нет  ЧМП, угасает и распродается АСК  «Укрречфлот»,  насчитывавший около  350 судов  в момент моего прихода в профессию. ЧАО  «Украинско-Дунайское пароходство» в советский  период имело мощный, как и ЧМП,  морской флот и свой  речной,  который и сейчас успешно работает на Дунае. Из морских судов осталось только  6 действующих постсоветской постройки типа «Измаил», три из которых стоят в отстое, и один танкер «Десна».

Теперешняя обстановка в стране не располагает к тому, чтобы вкладывать деньги в развитие своего флота. Необходимо привлечение  инвесторов для  постройки  новых судов. Отечественный  флот либо распродан, либо порезан, либо гниет в камышах. А Украина, имеющая не одно судостроительное  предприятие, могла бы и сама строить для себя суда. Ведь на верфи «Океан» в Николаеве в двухтысячных годах строили 6-тысячники для «Укрречфлота», которые в настоящий момент благополучно проданы иностранным судовладельцам и успешно работают с украинскими экипажами, но не под украинским флагом. Сколько тысяч первоклассных специалистов из трех пароходств вынуждены были идти в «наймы», и сколько  из них ушло в никуда, не передав ни опыта, ни знаний, да и  уже передавать некому. Мягко говоря, выть хочется от сложившейся на флоте ситуации. Я стараюсь бывать в Одессе на выставке-конференции «Интер-транспорт». Руководитель этого проекта – супер-специалист и чудесный человек Наталья Михайловна Балаян. Была я и в этом году и снова услышала призывы к возрождению отечественного флота, а как хочется верить в то, что таки случится дело, верю, что таки доживём…

МП/МТ: Чем занимаетесь во время отпусков?

Т. Олейник: Когда я в отпуске в пароходстве, то преподаю на курсах повышения квалификации  и навигационных тренажерах в Учебном центре подготовки плавсостава при Киевской академии водного транспорта. Оплата преподавателям явно не напоминает статью доходов, но человек, который не делится своими знаниями, всегда считался преступником. Требования к подготовке плавсостава постоянно дополняются и видоизменяются, поэтому нужно быть всегда во всеоружии и делиться знаниями со своими коллегами.

В Киеве, 2017 год.
В Киеве, 2017 год.

А ещё я люблю море, книги (предпочитаю исторические романы) и  цветы. Живу в пригороде Киева на бабушкиной даче, поэтому всегда есть чем заниматься и в доме, и в саду. С землёй я дружу, цветы  развожу, помидоры и огурцы тоже (улыбается). В одном гороскопе я таки прочитала, что моё счастье в сельском хозяйстве. Ну что ж, у меня и это довольно хорошо получается, а ещё пишу друзьям поздравления к праздникам в стихах и люблю фотографировать, часто говорят, что по моим фотографиям люди путешествуют по свету.

Огромное счастье в нашем доме случилось 11 февраля 2016 года, невестка Талина  нам подарила маленькую  принцессу –  внученьку Эмилию. Это главный  и самый любимый солнечный   человечек, ежесекундно требующий любви и заботы и которая, смею надеяться, вырастет похожей на меня!