На защите морских путей Украины

С 1 июля в Одессе стартовали международные учения «Си Бриз-2019», которые включают отработку учебных задач морского, подводного, авиационного и берегового компонентов. Для участия в Украину прибыло большое количество личного состава, военной и военно-транспортной техники и снаряжения стран НАТО. Украина традиционно проводит «Си Бриз» на своей территории с 1997 года и успела взрастить достойное поколение военнослужащих. Один из них − руководитель учений от украинской стороны, первый заместитель командующего ВМС ВС Украины контр-адмирал Алексей Неижпапа, который руководит учениями шестой раз. The Maritime Telegraph/«Морская правда» заинтересовалась тем, как прошел профессиональный рост контр-адмирала, что менялось в проведении «Си Бриз» на протяжении нескольких лет и как реформируется ВМС Украины в настоящее время.

МТ/МП: Почему вы выбрали стезю военного?

АН: В моей семье много военнослужащих. Оба моих деда служили в сухопутных войсках. Один − артиллеристом, воевал на дальнем востоке с Японией. Второй был военным врачом. Мой отец Леонид тоже выбрал профессию военного врача, но, поскольку он очень любил море, решил стать корабельным врачом Черноморского военно-морского флота. Служил в бригаде спасательных судов Черноморского флота, а после ухода со службы в звании старшего лейтенанта, семь лет проработал на гражданских судах, пока не решил осесть на берегу.

Возможно, эту тягу к морской стихии я перенял от отца. Или же дело в том, что, родившись в Севастополе и глядя на военные корабли, я не мог увидеть себя в другой сфере деятельности. Так или иначе, в то время, когда мне предстояло определиться с будущей профессией, я колебался между врачом на военном флоте и военным моряком. Тогда в дилемму вмешался географический фактор, так как единственная Военно-медицинская академия находилась в Санкт-Петербурге. Я решил остаться в Украине, а потому поступил в Черноморское высшее военно-морское училище имени П. С. Нахимова в Севастополе.

МТ/МП: Были ли у вас наставники и кумиры на вашем профессиональным пути?

АН: В детстве и юности такими кумирами были мои деды и отец. Закончив военно-морское училище и получив назначение на свой первый корабль, мне повезло с командиром. Капитан I ранга Игорь Никитин тогда очень помог мне освоить профессию не только в теории, но и на практике. Для любого моряка, первый корабль − это вторая семья, второй дом. Таким местом для меня стал фрегат «Севастополь» ВМС Украины, который был передан из состава 30-й дивизии Черноморского флота как сторожевой корабль «Разительный».

МТ/МП: Вы руководите «Си Бриз» от Украины уже шестой раз. Какие перемены в учениях произошли за это время?

АН: Первый раз меня назначили руководителем «Си Бриз» в 2014 году, и это время было невероятно тяжелым для ВМС Украины. Проведение учений даже ставилось под сомнение. Но тем не менее при содействии американской стороны «Си Бриз-2014» состоялся, но в укороченном варианте. Кроме Украины в учениях приняли участие около 10 стран, была задействована только морская и авиационная компонента без захода в украинские порты. Даже конференцию провели на американском эсминце без участия гражданских СМИ. Нас окружали корабли и авиация Российской Федерации, но это не помешало нам успешно отработать поставленные учебные задачи.

Положительный опыт «Си Бриз-2014» позволил нам расширить масштаб учений в дальнейшем. С каждым годом увеличивалось количество стран-участниц и сил, проходящих подготовку в «Си Бриз». В 2016 году мы совершили серьезный шаг вперед – создали учебное морское операционное командование, штаб которого управлял всеми подразделениями по доктринам НАТО. В прошлом году также совместными усилиями мы создали штатное командование, которое руководило операциями всех компонентов (берегового, подводного, авиационного, морского) с флагманского корабля Шестого флота США USS Mount Whitney. Сейчас морское командование набрало соответствующий опыт и год за годом повышает качественный уровень планирования и управлениями силами.

МТ/МП: Какое количество личного состава и техники задействовано в учениях?

АН: В этом году в «Си Бриз» принимают участие больше 3000 военнослужащих из 19 стран: Украины, США, Болгарии, Великобритании, Грузии, Греции, Дании, Италии, Канады, Латвии, Литвы, Молдовы, Норвегии, Польши, Румынии, Турции, Швеции, Франции и Эстонии.

Также в учениях задействовано 72 единицы военной техники: более 10 автомобильной техники от США, около 20 единиц бронетанковой техники и 40 единиц автомобильной техники от Украины. В авиационном компоненте − 15 самолетов и 11 вертолетов от украинской стороны и два самолета от ВС США. В морском компоненте задействовано 10 кораблей, катеров от ВМС ВС Украины, три корабля от Румынии и по одному кораблю от США, Великобритании, Канады, Грузии, Турции и Болгарии.

МТ/МП: Как текущая ситуация влияет на развитие Военно-Морских Сил Украины?

АН: Инцидент в Керченском проливе в ноябре 2018 года доказал, что нашей стране необходимо иметь современный военно-морской флот для защиты портов и внутренних вод. Без сильных Военно-Морских Сил Украина превратится из морского государства в государство у моря.

ВМС Украины с помощью наших коллег из США разработали стратегию развития украинских Военно-Морских Сил до 2035 года. Прямо сейчас в Одессе проводятся встречи и семинары по ее имплементации.

Этот документ отработан командованием ВМС вместе с украинскими и иностранными экспертами в соответствии с Законом «О национальной безопасности Украины» и стратегическим оборонным бюллетенем. Предполагается поэтапное наращивание возможностей национальных ВМС, их готовности к ведению морских и объединенных операций, обеспечение вооружением, военной техникой и другими материально-техническими средствами с учетом прогнозируемых угроз, экономических возможностей и приоритетов развития.

МТ/МП: С 2013 по 2014 год вы возглавляли свою альма-матер Черноморское высшее военно-морское училище имени П. С. Нахимова. Какое влияние оказывают международные учения на подготовку военных кадров?

АН: Наши курсанты имеют возможность не только принять участие в «Си Бризе», в рамках программы НАТО по совершенствованию военного образования (DEEP) они проходят практику на военных кораблях и парусниках Польши, Румынии, Италии, Франции, Великобритании. Несколько курсантов отправляют учиться военно-морскому делу не только на родине, но и за рубежом, перенимая передовой опыт.

Институт ВМС где проходят подготовку наши курсанты, тоже не стоит на месте, все больше внедряя военное образование по стандартам НАТО. Например, проходит слияние некоторых смежных специальностей, как это принято во многих странах мира: радиотехника/связь, судовождение/вооружение (ракетчики, артиллеристы, минеры). В результате на службу поступают вахтенные офицеры, способные как управлять кораблем, так и применять оружие.

МТ/МП: Как к военной карьере относятся в вашей семье? Хотели ли бы вы, чтобы ваши дети продолжили традицию военнослужащих?

АН: Я считаю, каждый человек должен сделать выбор самостоятельно без давления с какой-либо стороны, как это сделал я в свое время. Потому, по примеру своих родителей, я не вмешиваюсь в выбор сыновей касательно будущей профессии. Я рад любому их выбору. Как любой родитель хочу, чтобы мои дети любили ту профессию, которой посвятят жизни.

У нас с моей супругой Оксаной двое сыновей. Леонид, старший, поступает в магистратуру в экономический университет, а Алексей, младший, учится в старшей школе. Я очень горжусь ими. Я вижу, как они стараются стать достойными людьми и не подвести своих родителей.