Участница “Пекельной кухни” судовой повар Лилия Ромашкина знает кулинарные предпочтения каждого члена экипажа

511

Корреспондент «Морской Правды»/The Maritime Telegraph пообщался с судовым поваром с 15-летним стажем работы на судах, участницей кулинарного телешоу «Пекельна кухня» на канале «1+1» Лилией Ромашкиной и выяснил, легко ли работать девушке-повару в море и чем украинский повар кормит моряков.

МП/МТ: Лилия, сколько лет Вы уже ходите в море? Где учились? И почему выбрали такую работу?

Л. Ромашкина: В конце этого года будет уже 15 лет, как я работаю в море поваром. И с 2008 года работаю от компании Alpha Navigation.

По первому образованию я юрист, и даже в суде и в милиции работала когда-то, но поняла, что не выживу там без связей. И пошла в наше Одесское ВПУ №26 на повара-кондитера, потому что очень люблю готовить. После училища работала года 3 в ресторане и делала документы, чтобы работать в море. Раньше это было очень престижно, поэтому и хотела пойти в море. Деньги были не основной причиной. Мне просто очень хотелось работать на судне. Я тогда даже и не знала, какие зарплаты у судовых поваров.

МП/МТ: На каких судах работали и работаете сейчас?

Л. Ромашкина: Были вначале ро-ро, потом пассажирские суда, потом от Альфы Навигейшн я начала работать на танкерах, сейчас работаю на контейнеровозах. Постепенно учила английский язык. Когда только начинала работать, у меня был совсем basic, но потом, когда уже работала на пассажирах, я поняла, что не дотягиваю до необходимого уровня, потому что судно – это не только кухня, где работаешь. Для работы на судне надо знать не только свои продукты на английском. Только заезжаешь в порт, надо уже объясняться с кем-то, на судне надо документы сдавать на английском и много прочего. Чтобы на судне найти прачечную постираться, либо купить порошок, либо попросить белье постельное, нужно знать язык. Первые рейсы я по ночам со словарем переводила и учила, что я буду говорить завтра.

Помню, перед первым рейсом на танкере я боялась и даже понятия не имела, что это за тип судна. Первый контракт на танкер когда подписала, я даже не спросила, какая у меня будет зарплата. Я потом так перенервничала, когда увидела большую сумму. Это было значительно больше, чем на пассажирах, и я испугалась, что что-то не так. Ещё звонила в компанию и уточняла. Но мне сказали, что всё верно. Когда приехала на танкер, тоже было всё дико. Он ведь не стоит у причала, как пассажир. Он стоит на рейде, нас на лодке туда привозят, надо подниматься с этой качающейся лодки по маленькому трапу, они состыковываются, прыгать резко нельзя. Это очень опасно. А чемоданы крюком поднимают. До надстройки шли 250 метров. Но камбуз там был просто мечта. Абсолютно всё оборудование есть, не надо с собой ничего возить. Я иногда с собой вожу блинные сковородки тефлоновые, потому что не на всех судах есть, разные каттеры вожу (формочки для нарезания, для пончиков, пельменей), открывашки, чесночницы, потому что если на судне поломанная чесночница, то новую надо ждать 3 месяца. Формы для кексов тоже везу, керамические формы для десертов. У меня всегда один отдельный чемодан с кухонными принадлежностями.

Последние 3 года работаю в немецкой компании на контейнеровозах. Готовлю одна для 24-25 человек экипажа. Есть еще стюард, который занимается фруктами и разносит еду.

экипаж

МП/МТ: С какими экипажами работаете? Тяжело работать с иностранцами? Насколько удаётся учитывать их кулинарные предпочтения?

Л. Ромашкина: В последнем рейсе я одна была украинка в экипаже, остальные филиппинцы и кирибати с полинезийских океанических островов в районе Фиджи, офицеры – немцы. Мне абсолютно нормально работается с иностранцами.

Я уже много лет работаю, поэтому уже привыкла к их особенностям. У меня обширное меню, каждый день что-то новенькое, десерты постоянно делаю. Естественно, у каждой национальности своя специфика, но я помешана на своей работе, я люблю готовить, поэтому мне нетрудно читать, узнавать что-то новое про разные национальные кухни.

Из последнего рейса я опять привезла отдельный чемодан книг по кулинарии (27 кг). Если через Лондон лечу, то покупаю очень большие кулинарные книги по 4 фунта, потому что у нас такие книги очень дорого стоят.

У разных национальностей абсолютно разные предпочтения в еде. Раньше я работала на норвежских судах с немцами и поляками. Немцы, например, не любят супы, я этому была  удивлена. Кирибати вообще едят сырую рыбу, потому что живут среди океана, на их островах нет ни овощей, ни фруктов.

Для Кирибати раз в неделю готовлю карри (острая курица или рыба), т. к. они едят карри утром, днем и вечером. Для немцев обязательно делаю шницель, и обязательно в сухарях. В Украине мы обычно отбивную просто в яйце панируем. На шницель они обязательно выжимают лимон. И это очень правильно, потому что лимон расщепляет жир. Вообще у нас в Украине абсолютно нарушена культура питания. Мы кушаем всё подряд и одновременно. Едим сэндвичи и запиваем кока-колой хоть с 6 утра. У европейцев очень высокие требования к сервировке. Немцы не едят просто так отварные яйца, им обязательно надо поставить яйцо в специальную подставочку. Для них не столь важно, какое блюдо, но главное, чтобы блюдо выглядело хорошо. И немцы никогда не едят шницель с гарниром, как у нас. У них должна быть только отбивная и тушёная капуста либо отбивная с салатом, например, с Оливье, они его называют Russian Salad. А у нас едят суп, потом обязательно пюре с отбивной и с салатом, потом еще десерт вместе с фруктовым салатом и с собой взять яблоко на перекус вместе со сникерсом, европейцы так не едят. Поляки на обед едят суп с салатом или основное блюдо. Очень любят томатный суп из помидоров с макаронами разными. Филиппинцы едят наш борщ с рисом. Они все супы мешают с рисом. Кирибатам нельзя некоторые виды мяса. Они Адвентисты 7-го дня. Работала я с индусами раньше, индусы из каждого штата едят абсолютно разную еду. В одном штате у них едят только овощи и никакого мяса и рыбы, в других штатах едят говядину, а в некоторых не едят.

Борщ украинский тоже готовлю европейцам. Chiken tai pasta – это мой личный рецепт тайской лапши, я сама его придумала. В последнем рейсе у меня почти все взяли рецепт нашего борща и моей чикен тай пасты. Им очень понравился мой рецепт.

Для повара очень важно знать личные предпочтения каждого члена экипажа и особенности их национальной кухни.  Я четко знаю, кто что ест. Чтобы всем угодить, я делаю микс-меню. Если на ланч рыба, то вечером обязательно мясной стейк или гуляш, немцы говядину не любят, поэтому для них другое что-то. На завтрак я делаю выпечку. Гороховый суп немцы едят только на ланч в субботу и обязательно с сосисками, на десерт пудинг. Борщ у них это тоже самостоятельное блюдо, они не едят после борща шашлык и тому подобное. У них действительно очень продуманное питание, чтобы не перегружать желудок. В воскресенье вечером едят только нарезку разную.  Для филиппинцев специально заказываю крабовые рисовые лепешки, которые жарятся во фритюре.

У меня есть написанное меню, но я каждый раз смотрю по контингенту и стараюсь сбалансировать меню так, чтобы всем подходило.  Три раза в неделю подаю десерты, их пеку заранее по вечерам. Помимо этого, на каждый день рождения пеку торты. День рождения у каждого человека только раз в году, и человек находится далеко от семьи, он хочет внимания, поэтому я абсолютно каждому члену экипажа, не только офицерскому составу, пеку в день рождения торт на 6,5 кг и пишу Happy Birthday и имя именинника.  

торт именинникам от повара

19 апреля у меня был день рождения, и  для меня ребята (второй механик и старпом) ночью испекли большой пирог. Подарили мне еще кулинарную книгу. Знают, что у меня большая коллекция книг. Ещё подарили большую ароматизированную свечку.  Отмечали мы все мой день рождения в баре на судне. Вообще на судне алкоголь запрещен полностью, но если у кого-то день рождения и до ближайшего порта не меньше трех дней, то разрешают немного пива выпить.

подарок повару от членов экипажа

МП/МТ: Это тяжелая работа быть судовым поваром? Какой у вас распорядок дня, график работы.

Л. Ромашкина: Я всегда прихожу на камбуз в 5:30 утра, работаю до часу дня. Завтрак у экипажа в 7:30, обед – с 12 до 12:30. В портах иногда сдвигается обед, а если кто-то очень занят, то ему оставляют порцию на столе. С 13:00 до 14:30 у меня перерыв, и с 14:30 работаю до 19:00. В воскресенье у меня сокращенный день, работаю до часов трех-пяти. Но по воскресеньям у меня генеральная уборка на кухне, поэтому ухожу я ещё позже, чем обычно. Но я стараюсь каждый день делать маленький general cleaning (мою каждый день по очереди какое-то оборудование: плита, холодильник и т. д.), чтобы в воскресенье допоздна не задерживаться.

Я очень люблю свою работу, но у меня помимо кухни еще очень много важных обязанностей по безопасности. Я вхожу в additional group, участвую в тренировках. Судовые повара должны уметь пользоваться всеми видами огнетушителей, должны знать, что используется для розеток, что для электричества, для жира, уметь четко реагировать в случае  пожара. И это нелегкие обязанности, потому что во время проверок инспекторы идут в первую очередь на камбуз и задают повару вопросы, как правильно потушить пожар.

МП/МТ: Праздник Пасху как отмечали на судне? Паски Вы пекли?

Л. Ромашкина: Я и паски пекла, и яйца красила. Филиппинцы католики, они тоже празднуют Пасху. У нас с ними Пасха в один день. Немцы тоже красят яйца, и пекли они тоже. Я накрывала основной стол, а немцы делали свои салаты. Немцы маринуют яйца за неделю до Пасхи, кидают вареные яйца в бульон с солью, уксусом и специями, хранят неделю в этой воде, и получаются очень вкусные маринованные яйца. Потом их разрезают пополам, желток перебивают с  маслом блендером и обратно кладут начинку в половинку яйца.

поросенок 2

МП/МТ: Лилия, расскажите о Вашем участии в проекте «Пекельна кухня» на телеканале «1+1». Как вы попали на проект?

Л. Ромашкина: У меня очень много друзей поваров новой формации, они постоянно где-то ездят, участвуют в разных проектах, учатся, развиваются, ездят на выставки в Москву, Италию. Сейчас курс в 14 дней в самой лучшей итальянской кулинарной школе стоит всего 600 евро. При большом желании эти деньги можно собрать.

Мне одна подруга рассказала про «Пекельну кухню», я начала смотреть, а потом стала думать, как же попасть туда. Кстати, участие в проекте абсолютно бесплатное. Я заполнила на сайте «1+1» анкету для участия в 3 сезоне проекта. Это был 2013 год. Я тогда была очень большая, весила 130 кг, и думала, что меня из-за этого не возьмут. А уже намного позже после проекта я захотела похудеть, потому что мне понравилось одно платье, и похудела на 57 кг за 2,5 месяца, ходила каждый день после работы в тренажерный зал, тем более на судне это бесплатно. Я с 7 до 10 каждый вечер занималась в зале и плюс села на диету. В итоге похудела и стала весить 62 кг.

Ещё на судне боцмана попросила сфотографировать меня, нужна была фотка для анкеты на проект. Он меня на Гибралтаре сфоткал на палубе под сильным дождем. Я думала, с таким фото точно не пройду. А оказалось, что когда отбирали претендентов, им наоборот понравилось, что я работаю в таких экстремальных условиях.  Из 3 тысяч человек по анкетам выбрали 450, потом из них после собеседования в Киеве осталось 250. И потом из 250-ти на камеры снимали интервью со всеми и отобрали 40 человек, из которых осталось в итоге 16. Там работает очень много психологов, они выбирали участников по типам личности. Я была такая чуть смешная, общительная одесситка. Другая одесситка Сергеенко была пробивная, с одесским говором. Из Крыма была скромная девочка, еще была татарка, мальчик из Эквадора. На шоу было очень трудно морально, поэтому я ушла.  Я не люблю делать то, что мне говорят, если это противоречит моим внутренним принципам. Друг на друга специально наговаривают, ссорят между собой. В душе была только холодная вода, нам поменяли день с ночью (снимали ночью, когда все хотят спать, как будто это днём), то есть доводят до такого состояния, чтобы давить на людей морально, мы работали на износ.

С ведущим Мнацакановым мы не сошлись характерами, потому что я не люблю, когда кто-то оскорбляет или позволяет надменность над вами. Я пробыла на проекте месяца полтора, потом решила, что мне ещё надо отдохнуть перед рейсом, и я ушла с проекта.  Но я не жалею, что участвовала в проекте. Это большой опыт. После проекта Наталья Банник стала моей очень хорошей подружкой.

МП/МТ: Работать в море тоже морально тяжело. У Вас есть с этим проблемы?

Л. Ромашкина: Конечно, в рейсе физически устаю, но больше устаю морально. Потому что 4-5 месяцев находишься в замкнутом помещении с одними и теми же людьми, и это очень надоедает. Есть ещё языковой барьер. Очень скучаю за семьёй, хоть пока не замужем и без детей, но у меня есть мама, братья, сестры. Иногда ещё люди на судне просто не сходятся характерами, это часто бывает. Но я как повар должна всем улыбаться, несмотря на настроение, проблемы или неприязнь.

Первую неделю после рейса я стараюсь не выходить даже из дома. Потому что у меня блики на машины, я пугаюсь машин, боюсь шумов первое время. В море привыкаешь постоянно в замкнутом пространстве, и дома хочется первое время спрятаться. А через неделю я начинаю встречаться со всеми друзьями.

МП/МТ: Работа в море в какой-то степени мешает создать свою семью?

Л. Ромашкина: В какой-то степени может и усложняет, но одно другому не мешает. Но, конечно, во время рейсов часть жизни проходит мимо вас, вы там как будто консервируетесь.

На самом деле, никто не хочет ждать жену с моря несколько месяцев. Жена должна быть дома, чтобы всегда была еда приготовлена и носки постираны. Многие женщины с такой профессией не выходят замуж и не рожают детей. Но я верю в то, что всё в моих руках! Под лежачий камень вода не течёт! И никогда нельзя бояться чего-то нового!

Мне очень нравится моя работа. Я ни разу не пожалела. Во-первых, периодически можно уехать на работу и сбросить груз проблем, который есть здесь. Там вы полностью перезагружаетесь, а когда приезжаю, я целую землю, так радуюсь возвращению домой. Несмотря на трудности, я очень счастлива благодаря своей работе.  На камбузе я сама себе хозяйка, готовлю из разных продуктов, которых у нас иногда нет. Это очень интересно!

Я сама из бедной семьи, нас четверо у мамы, и я знаю, что такое множество проблем.  Сейчас благодаря работе я больше могу позволить себе, а не так, как раньше, в ресторане месяц надо было работать только на одни сапоги хорошие.

МП/МТ: Тяжело быть одной девушке среди мужского экипажа? Как думаете, на судне возможно найти свою судьбу и выйти замуж?

Л. Ромашкина: Вообще в нашей немецкой компании очень много женщин, в том числе капитаны и старпомы. У европейцев это нормальная практика.

Конечно, есть внимание на судне со стороны мужчин. Но я, если честно, не вижу положительно результата в браках, которые переносятся оттуда сюда. У меня были такие знакомые, которые после встречаний на судне поженились, а потом развелись. На судне в конфетно-букетный период все показывают себя только с лучшей стороны, чтобы понравиться, а потом оказывается, что люди совсем другие на самом деле. Чаще всего вы просто теряетесь с теми людьми, с которыми были в рейсе, и никогда больше в жизни и не встретитесь. Поэтому лучше отношений не строить. Всем женщинам хочется замуж, и я давно могла бы выйти замуж, но не хотела.

МП/МТ: В чем самые большие трудности в Вашей работе?

Л. Ромашкина: Тяжело очень во время штормов, страшно, но я уже привыкла. И у меня, слава богу, нет морской болезни.

Помимо приготовления еды у повара много другой сложной работы, нужно еще провизию получать, фуры разгружать, каждый ящик через меня проходит. Продукты заказываю сама в электронном виде, есть специальная программа на судне, я уже знаю, например, сколько надо какого мяса, сколько овощей, фруктов, соков, молока и т. д. до следующего получения провизии.  Всё это занимает много времени. Кроме того, надо знать, в каких портах какая инспекция будет, потому что проверяют каждую банку и не только.  Я постоянно проверяю сроки годности  каждого продукта и каждой баночки, никаких бумажных коробок не должно быть, это антисанитария, все баночки должны быть выложены на полочках. Мясо и рыба тоже не во всех портах разрешаются. В Америке овощная камера должна быть полностью пустая,  складываем в мусорные черные пакеты все фрукты и овощи, потому что импорт  фруктов-овощей из других стран у них запрещён, они боятся разных вирусов  из Южной Америки. И все фрукты должны быть порезаны, тогда всё нормально, значит не сможешь их долго хранить и не сможешь продать. В Мексике на 2 дня полностью опечатывается холодильник с мясом, поэтому надо вынести мясо для приготовления заранее. В каждой стране свои нюансы, и повар всё должен учитывать. И чтобы не потерять работу, надо это всё знать.

За одну просроченную баночку проверяющим надо заплатить 5 тысяч евро штрафа. Но капитан никогда за меня не переживает, он знает, что у меня всегда на кухне чистота и порядок, все даты проверены, и проверок можно не бояться.