Буксир превратился в буксируемое судно

391

Универсальное грузовое судно следовало ночью по системе разделения движения со скоростью 15 узлов. Трафик был загруженный, а на мостике находился только вахтенный помощник.  Судно приближалось к буксиру, которое буксировало самоходный плавучий кран примерно в 6 милях впереди. Буксир и буксируемое судно следовали со скоростью 6 узлов, придерживаясь северной оконечности полосы движения, для того чтобы дать другим судам возможность обойти их по левому борту. Длина буксирного троса была 250 м.

Когда грузовое судно почти поравнялось с буксируемым судном, вахтенный помощник настроил автопилот для поворота влево для того, чтобы обогнать буксир по левому борту. Спустя пару секунд, судно столкнулось с самоходным плавучим краном и продолжило двигаться между плавучим краном и буксиром, зацепившись за буксирный трос. Вахтенный помощник на грузовом судне быстро уменьшил передний ход на ВРШ, однако судно продолжало обгонять буксир.

Буксирный трос перевалился с кормы буксира на нос, повернув буксир на 180°, после чего грузовое судно начало буксировать его кормой вперед. Вахтенный помощник на буксире немедленно застопорил машину и оповестил экипаж о сложившейся ситуации. Спустя пару секунд конец буксирного троса оторвался от барабана; буксир остановился, удерживая самоходный плавучий кран по правому борту.

Стрела крана изогнулась, леера согнулись, гидравлический электродвигатель лебедки буксира был серьезно поврежден и несколько гидравлических соединений оборвались. На баке грузового судна образовалась пробоина.

Данные официального отчета и проведенного анализа:

  • На протяжении 55 минут перед столкновением, РЛ цели буксира и плавучего крана были четко видны на радаре диапазона Х на грузовом судне. Кроме того, кормовые огни на буксире были видны с грузового судна на протяжении 20 минут перед столкновением. У вахтенного помощника было достаточно времени для того, чтобы определить, оценить и предпринять действия для предупреждения столкновения.
  • Вахтенный помощник не осуществлял надлежащего наблюдения и заметил буксир только перед изменением курса влево; он вообще не видел самоходный плавучий кран.
  • Принимая во внимание все события, вполне очевидно, что вахтенный помощник на грузовом судне полагался исключительно на информацию с АИС, показанную на ЭКДИС; но буксир и плавучий кран не передавали информацию с АИС.
  • Приближающиеся цели на радаре прямо по курсу должны были заставить вахтенного помощника выглянуть в окно и попытаться сопоставить цели с визуальной информацией. Так как он не предпринял никаких действий, и цели оставались на радаре на протяжении часа, похоже, что вахтенный помощник вообще не следил за навигационным оборудованием.
  • Действия вахтенного помощника на грузовом судне можно назвать пассивными. Следовательно, он не принял никаких мер для поддержания осведомленности обстановки и не смог вести надлежащее наблюдение за окружающей обстановкой. Кроме этого, он не использовал радар или АРПА и не осуществлял надлежащего визуального наблюдения.
  • Невозможно определить, смог бы впередсмотрящий на судне помочь вахтенному помощнику сделать более точную оценку ситуации перед изменением курса по направлению к плавучему крану. Однако вероятность того, что буксир и буксируемое судно будут замечены, была бы гораздо выше. Впередсмотрящий также смог бы помочь вахтенному помощнику оставаться на чеку.

Уроки

Для предупреждения столкновения необходимо создать равновесие между излишним доверием к АИС и его эффективным использованием. В данном случае, ограниченное использование информации с АИС, указанной на ЕКДИС, говорит о том, что вахтенный помощник не знал о том, что многие суда, такие как «рыбаки», прогулочные яхты, военные корабли и суда грузоподъемностью свыше 300 тонн могут не быть отмеченными на радаре.