«Украинские рядовые моряки вполне способны занимать достойное место на мировом торговом флоте», – руководитель компании Оlvia Maritime Александр Сагайдак

905

Корреспондент «Морской Правды»/The Maritime Telegraph пообщался с коммерческим директором компании Оlvia Maritime, активным членом Ассоциации «Всеукраинское объединение крюинговых компаний», капитаном дальнего плавания Александром Сагайдаком и выяснил, какой путь он прошёл до того, как стать руководителем крюинга, в чём успех компании, а также перспективы украинских рядовых моряков на мировом флоте.

МП/МТ: Александр Иванович, где Вы учились, и почему решили связать свою жизнь с морем?

А. Сагайдак:  У меня сомнений даже не было, кем я хочу быть. С детства знал, что хочу стать капитаном. Что странно, у меня в семье моряков не было. Но я, как многие одесситы, с детства  ходил на море, смотрел на пароходы и хотел стать капитаном. Закончил одесскую высшую мореходку, потом провел больше 10 лет в море. Капитаном стал в 29 лет – осуществил, так сказать, свою мечту. Капитаном отработал всего 2 года, а потом случайно так вышло, что решил поработать на берегу в крюинге, пока был в отпуске, думал, ненадолго, но затянуло, и так и остался работать на берегу в разных компаниях. Работал и в крюинге, и в портовом агентировании, и даже в экологии портовой работал, был Генеральным директором экологической компании, но с этим у нас в стране очень сложно. Также был директором Formag Agencies, где мы занимались и экспедированием, и линейными перевозками, и агентированием,  то есть опыт работы есть во всех сферах. А потом перешел уже в «Ольвию Меритайм».

МП/МТ: Сколько лет уже занимаете должность коммерческого директора крюинга?

А. Сагайдак: Я на руководящих должностях еще с 2001 года.  А компанию «Ольвия Меритайм» я консультировал  с самого её открытия, с 2008 года, а в 2011 году перешел в компанию на постоянную  работу.

МП/МТ: Вам нравится работа на берегу больше, чем в море? Или иногда хочется обратно на пароход?

А. Сагайдак: Когда я работал в море, было больше романтики,  были большие экипажи. В портах были довольно длительные стоянки, мы могли на судне 3 недели стоять в порту, могли гулять по городу, было много штурманов, и всегда можно было подменить друг друга. А сейчас судно стоит считанные часы, часто и терминал довольно далеко от города находится. Поэтому сейчас я не очень завидую морякам. Кроме того, стало намного больше бумажной работы, больше регулирующих документов, больше проверок. Сейчас морякам совсем нелегко работать.

МП/МТ: Расскажите коротко о компании, о принципах работы, о флоте, с которым работаете.

А. Сагайдак: «Ольвия Меритайм» – небольшая компания. Одни наши друзья назвали нас бутиковой компанией, потому что мы предоставляем, как они выразились, эксклюзивный сервис. Во-первых, вы видите, что офис у нас полностью прозрачный в прямом смысле этого слова, все сотрудники офиса за прозрачным стеклом и на виду. Во-вторых, мы стараемся индивидуально подходить к каждому моряку и к каждому нашему клиенту. Наши клиенты – это, в основном, греческие компании, как маленькие, так и средние и очень крупные.  В основном работаем с балкерами разных размеров, есть также универсальные суда и контейнеровозы, но основная масса – это балкерный флот.  Мы подбираем персонал на эти суда, даём кандидатуры, а компания отбирает их и утверждает. Возможности у нас есть большие, мы берёмся практически за любую работу. Компании, с которыми мы работаем, стараемся проверять, обычно это проверенные давно знакомые, либо хорошие знакомые знакомых и так далее. Греческие компании тоже друг другу рекомендуют нас. Мы не работаем со всеми подряд, только с порядочными клиентами.

Основной принцип нашей работы – порядочность по отношению к морякам и по отношению к нашим клиентам, чтобы и с той и другой стороны были соблюдены все правила, чтоб не подвести ни моряка, ни компанию, и себя не подвести.

Специфика крюингового бизнеса такова, что кто бы ни накосячил, виноват всегда крюинг, поэтому мы стараемся тщательно отбирать моряков. Проверяем их бэкграунд, знания, документы, потому что потом не хочется бледно выглядеть, если на судне что-то произойдет.

Вообще, у нас такая специфика работы, что день и ночь ты должен быть наготове принять какую-то информацию, обработать её и принять решение.

МП/МТ: Есть ли у вас кадетская программа? Как обстоят дела с продвижением моряков?

А. Сагайдак: Кадетов мы берем, но, к сожалению, кадетской программы у нас нет. Мы берем их на какие-то младшие должности, а дальше всё зависит от них. Влияние на их дальнейшую карьеру на судне мы не имеем. Там, где наши украинские капитаны, они дают возможность им учиться и двигаться по карьерной лестнице. Это, на мой взгляд, не совсем то, что должно быть. Кадет, в первую очередь, должен учиться, а потом работать. А тут получается немного наоборот, но для них лучше так, чем никак. Тем более платят в должности гораздо больше.  Мы, конечно, их всех предупреждаем, что они работают на штатной должности, но их первая задача – учиться и освоить свою специальность, а когда именно они это будут делать, зависит уже от них. Но большинство справляется с этим. Только считанные единицы не получают продвижение  и уходят в другие компании.

МП/МТ: Как Вы оцениваете перспективы украинских рядовых моряков на мировом рынке? Нет ли опасений, что наши рядовые останутся в перспективе без работы, поскольку некоторые компании отказываются от них в пользу других национальностей? 

А. Сагайдак: Вот мы работаем с одной из компаний, и они работают с украинскими моряками около 30 лет. Мы с этой компанией тоже работаем с момента нашего открытия. Экипажи у них полностью украинские, и они довольны. Потому что, во-первых, очень жёсткий отбор идет; во-вторых, нет такого, что берём за красивые глаза. Мы проводим различные тесты, в том числе и психологические. Конечно, определенное количество людей отсеивается. Если человека проверить по предыдущим компаниям, поговорить с ним детально, то всё будет нормально. Во многих судоходных компаниях, особенно небольших, есть привычка полагаться полностью на мнение капитана. Его мнение нужно, конечно, учитывать. Но помимо этого, в компании, про которую я говорю, постоянно на судах бывают суперинтенданты, которые делают оценку тех, кто присутствует на борту. Любые их наблюдения ложатся в основу мнения об экипаже и  компании в целом. И когда происходит такой мониторинг, люди видят, что ими интересуются, к каждому есть индивидуальный подход, есть премии за хорошую работу и другие поощрения.

МП/МТ: По-вашему, украинские рядовые моряки не уступают в профессионализме другим национальностям?

А. Сагайдак: Не уступают, конечно. Некоторые компании отказываются от украинских рядовых, но это происходит из-за того, что сейчас есть масса людей, которые покупают документы. Из всех рядовых настоящих профессионалов меньше половины.

Сейчас, учитывая экономическую ситуацию, количество людей, желающих уйти в море,  резко возросло, и все побежали «учиться». Но на самом деле назвать их моряками тяжело. Это серьёзные вещи, потому что на судне надо выполнять обязанности, связанные с безопасностью всего судна. Весь парадокс в том, что сейчас можно получить настоящие документы, которые проходят по всем реестрам, но при этом ничему не научиться.

Наши партнёры сейчас получают несколько новых судов, в этом плане идет развитие. И с гордостью могу сказать, что есть даже компании, и не одна, в которых украинские моряки вытесняют филиппинцев. Хотя у их рядовых квалификация достаточно высокая. А что касается их офицеров, то они немного отстают от наших, у них был определенный провал  в области образования, это даже в ИМО было отмечено, им указали на многие ошибки в их образовании. А рынок отреагировал моментально, многие начали переориентироваться на украинских моряков. Многие компании с филиппинскими экипажами заказывают украинских офицеров. Не только наши офицеры, но и наш рядовой состав вполне способен занимать достойное место на мировом торговом флоте и работать успешно, без замечаний. Главное, не брать людей с улицы. Потом себе дороже будет.

МП/МТ: Вы являетесь достаточно активным членом Ассоциации «ВОКК». Каковы  результаты работы в составе Ассоциации и первоочередные задачи на сегодняшний день?

А. Сагайдак: Задач у нас очень много. Мы очень долго работали над вопросом морских документов моряков, решали вопросы с задержкой паспортов моряков. Сейчас получить овировский паспорт проблем нет, а ситуация с удостоверениями личности моряков – это просто театр абсурда: то нет бланков, то еще чего-то нет. Да и сам паспорт быстро заканчивается, и часто надо менять. Но довели уже эту ситуации до ума, и подписан соответствующий приказ.

Приняли мы также участие в разруливании той ситуации, которая сложилась в прошлом году с большими очередями моряков в инспекции, в связи с ограниченностью документов моряков 31 декабря 2016 года.  Мы ездили в Киев, собирались на совещаниях у первого замминистра, ситуация была разрешена.  Давно принимаем участие в обсуждении лицензионных условий, в самой необходимости этой лицензии – посредничество в трудоустройстве за границей, под которую попадают и сиделки, уборщики, сборщики апельсинов и т. д. Но моряки ведь не являются трудовыми мигрантами, поэтому не должны попадать с ними  под одну категорию. Есть много фирм, которые работают вообще без лицензии. А моряки – это транспортные работники, и это специфика работы, что они пересекают много границ, но они не мигранты, так как живут в Украине.

Должно быть так, как это делается в европейских странах: компания регистрируется как крюинговая явочным порядком. Проводится регистрация и выдается сертификат, что компания занимается крюингом. Если компания что-то нарушает, то проверка идет и смотрит. Эти вещи надо привести, наконец, в соответствие с логикой и общемировой практикой. Какая-то сертификация, безусловно, должна быть. Но выдавать общую лицензию и приравнивать ко всем остальным – это не серьезно. В Польше, например, пришел, показал документы и зарегистрировался, причем не в Варшаве, а в своём воеводстве. В Грузии пришел,  зарегистрировал явочным порядком, сказал, что будешь заниматься крюингом, а через полгода ты должен показать договор с каким-то контрагентом. У нас требуют договор сразу, но это ведь абсурд, что для получения лицензии надо показать договор с контрагентом, а контрагент спрашивает, есть ли у тебя лицензия перед тем, как сотрудничать с тобой.

Также мы в Ассоциации «ВОКК» обсуждаем и вопросы владения моряками английском языком и вопросы подготовки моряков. Это реально больная тема. Эта ситуация может быть фатальной для наших моряков. Потому что тренажерные центры штампуют эти документы, но шило в мешке не скроешь. В компании сразу видят, что документ в Украине выдан легально, а человек ничего не знает. Моряки очень часто получают сертификаты, а подготовку не проходят.  Мы пытаемся повлиять как-то на это, этому будет посвящено еще не одно заседание, чтобы оценить всю ситуацию, и будет принято соответствующее обращение в Министерство инфраструктуры, потому что нельзя центрам проводить подготовку моряка по защите судна от огня, не имея элементарного оборудования, и даже не имея огнетушителей иногда. Должно быть специальное помещение для имитации пожара, чтобы его можно было тушить, должен быть бассейн, куда моряки должны прыгать в гидрокостюмах.  Они, прежде всего, должны уметь быстро одеть этот гидрокостюм. Посадка в шлюпки и прочие моменты – все должно быть отработано до автоматизма, потому что в ситуации emergency соображать и вспоминать времени не будет. А нам рассказывают, что в тренажерном центре, где один кабинет с секретарем и директором, могут готовить людей по борьбе за выживание.

МП/МТ: По-вашему, есть ли перспективы, что в этом году законопроект о ратификации Конвенции о труде в морском судоходстве (MLC, 2006) все-таки будет внесен в Верховную Раду?

А. Сагайдак: Наш министр социальной политики говорит, что существуют лоббистские группы, которые не дают её ратифицировать, но я не понимаю, о ком он говорит.  Все говорят о том, что её надо ратифицировать, вроде все за, и ITF и другие профсоюзы, и крюинги тоже за, но пока воз и ныне там, законопроект никак не проходит.

Но движение идет, руководитель «ВОКК» Вячеслав Георгиевич Кисловский интенсивно над этим работает.

МП/МТ: Что даст Украине ратификация этой Конвенции?

А. Сагайдак: Во-первых, она объединяет около 40 конвенций, которые были разбросаны. То есть свели в один документ все требования, которым должны соответствовать и суда и государства. Например, в какой-то ситуации государство берёт на себя обязательство репатриировать своих моряков, и этого, мне кажется, и боятся в Министерстве, потому что это дополнительные затраты. Нужно будет выделять деньги, репатриировать моряков, а потом разбираться с судовладельцем. Самый больной вопрос, это когда моряки оказываются на судне в безвыходной ситуации, иногда у них даже нет денег улететь домой. Также в Конвенции четко выписаны нюансы по медицинскому и социальному обеспечению. Наш моряк, к сожалению, не может в будущем рассчитывать даже на минимальную пенсию, если он сам не обратится в какую-то страховую компанию. У нас ведь моряки в большинстве своём ни медицинского обеспечения не имеют, ни пенсионного. Есть компании, которые предлагают пенсионное страхование, но это индивидуальный подход, тут моряк сам решает, страховаться или нет.

И нельзя сказать, что эта Конвенция загоняет государство в жёсткие рамки. Конечно, есть Конвенции, которые выписаны более понятно, но, тем не менее, свою положительную роль она играет, и я считаю, она будет полезной для Украины.

МП/МТ: Как Вы проводите свободное от работы время? Ваши увлечения, хобби?

А. Сагайдак: Люблю путешествовать. Одна из любимых стран – как ни странно, Великобритания и страны северной Европы, хотя многие считают, что там холодно, темно и сыро. А для меня эти страны очень интересны. Я бывал практически во всей Европе, во многих странах бывал. Сейчас может визы отменят, и география путешествий расширится.

Вопросы, связанные с морским транспортом, тоже можно назвать моим увлечением, хобби. Мне нравится интересоваться этой темой, смотреть и читать, какие новости появляются в мире, нравится участвовать в морских форумах. Ещё я люблю читать исторические книги.

МП/МТ: Кем Вы себя видите ближайшие 10 лет? Что ещё хочется сделать, чего хотелось бы достичь?

А. Сагайдак: Есть, конечно, планы, связанные с крюинговым бизнесом и не только с ним. Также я принимаю активное участие в деятельности Морского института Великобритании (Nautical Institute). Это очень интересно. Мы вообще живем в очень интересное время. Сейчас происходит очень много интересных вещей в плане новых технологий.

Но с другой стороны, наступила эра какой-то потогонной системы. С тем же Nautical Institute мы боремся, например, с системой вахт 6 часов через 6, потому что человек не может нормально отдохнуть за 6 часов, это нереально. Тем более человек не может приказать себе спать через 2 минуты сразу после вахты, уходит какое-то время, чтобы успокоиться и заснуть, проснуться тоже невозможно за секунду. Эти вещи ведут к тому, что усталость накапливается, и человек может совершить серьёзную ошибку.

МП/МТ: По Вашему мнению, какими чертами характера надо обладать, чтобы стать успешным человеком и добиться высокого положения в обществе?

А. Сагайдак: Я думаю, что все-таки, в первую очередь, нужно иметь интерес к тому, чем ты занимаешься. И нужно чётко понимать, чего ты хочешь в жизни. Мне повезло, что у меня не было вопросов, кем стать, я всегда хотел и прекрасно знал, что я буду моряком, капитаном. Кстати, я стал капитаном даже быстрее, чем я ожидал. Но адмиралов нет на торговом флоте, и я потом начать думать, что же делать дальше. Это одна из причин, почему остался на берегу. Стало интересно что-то другое. Стремление и  трудолюбие – это хорошо, но не всегда это помогает, у человека должен быть интерес к тому, чем он занимается, а также аккуратность, трудолюбие и самоорганизация.  Потому что человек может многого достичь, а потом много и потерять. Если говорим о деле жизни, то должен быть интерес к тому, чем занимаешься.

МП/МТ: Ваше самое заветное желание.

А. Сагайдак: Главное желание – мир во всём мире! Сегодня, согласитесь, это звучит отнюдь не банально. Я бы хотел, чтобы как-то ситуация нормализовалась во всём мире, потому что новости смотреть невозможно.  Моя теория такова, что через пару лет все эти конфликты у нас в стране должны прекратиться, человечество должно, наконец, взять себя в руки. А если не брать глобальные вещи, а говорить о себе, то  самое большое желание –  получать  удовольствие от того, чем ты занимаешься! От работы надо получать удовольствие!