«У нас создана кадетская программа специально для курсантов НУ «ОМА», равной которой на рынке стран Восточной Европы нет»

3124

Корреспондент «Морской Правды»/The Maritime Telegraph пообщался с учредителем и Гендиректором крюинговой компании ООО «Навис» Максимом Карпенко и узнал о работе компании и её перспективах развития, а также о том, как молодой бизнесмен построил свой бизнес.

МП/МТ: Максим Витальевич, кто Вы по образованию и как давно руководите крюингом, чем занимались до этого?

М. Карпенко: У меня два высших образования. Первая специальность «Судовождение на морских и внутренних водных путях», окончил «ОНМА» в 2008 году (сейчас НУ «ОМА»), второе образование – «Менеджмент морских организаций». Экономическое образование получил в этом же вузе, одновременно обучаясь заочно.

У меня абсолютно не морская семья. Просто, когда учился в лицее «Приморский», «ОНМА» заключила договор с лицеем, на основании которого  можно было, хорошо сдав экзамены в лицее, поступить в академию. Наши выпускные экзамены являлись вступительными в мореходку. Я прошел по этому конкурсу и попал на бюджет судоводительского факультета. Мне нравилась эта специальность, никто насильно не заставлял остановить свой выбор именно на данной профессии.

МП/МТ: В море сами ходили?

М. Карпенко: Ходил, конечно. Когда учился, проходил практику в компании P&O Nedlloyd, это была тогда вторая по величине в мире морская компания, которая занималась контейнерными перевозками. Когда я был в рейсе, компания развалилась. Её основная часть судов досталась Маеrsk (после поглощения в 2006 году компании P&O Nedlloyd, Maersk Line стала оперировать флотом более чем в 450 судов и теперь имеет наибольший в мире парк контейнеров около 1,4 млн. единиц), и какие-то небольшие немецкие компании купили по несколько судов из оставшегося флота.

Когда мое обучение на судоводителя подходило к завершению, я поставил акцент на заочной учёбе на «Менеджменте морских организаций» и параллельно на пятом курсе начал заниматься предпринимательством. У меня в трех вузах Одессы были магазины: в «ОНМА», в «ОНМУ» и в ОНУ им. Мечникова. В них продавались канцтовары, морская форма, книги, методические пособия, также копировальные и полиграфические услуги, то есть всё необходимое для студентов и курсантов в процессе обучения. И когда в 2011 году руководство «ОНМА» предложило цокольное помещение, в котором мы сейчас находимся, под ещё какой-то магазин, я не понимал, зачем он нужен, потому что существующих магазинов полностью хватало на обеспечение нужд курсантов. Родители мои тогда посмеялись, мол, тут было бы неплохо открыть крюинг. В итоге он все-таки был открыт именно здесь.

vOHvnO9VyoMЯ являюсь учредителем и директором компании. Кстати, это здание с 1944 года было самым первым корпусом морской академии, а в годы Великой Отечественной Войны здесь был штаб Военно-морских сил Советского Союза при обороне Одессы.

МП/МТ: До какой должности Вы дошли на флоте? Что не понравилось? Почему все-таки захотели на берег?

М. Карпенко: Дошёл только до третьего помощника капитана. Мне очень нравилось, всё было интересно, даже иногда снится море. Хотелось идти в дальнейшем по карьерной лестнице до капитана, но пока параллельно сдавал экзамены, зацепился с магазинами, о которых уже говорил, из одного очень быстро появился второй, третий, пятый, им нужно было уделять время. А потом я открыл крюинг, пришлось заниматься им.

МП/МТ: Расскажите о компании ООО «Навис».

М. Карпенко: ООО «Навис» – это единственная крюинговая компания Украины, которая открыта в стенах морской академии.

Мы работаем только с оффшорным флотом. На данный момент «Навис» сотрудничает с  19 нефтяными компаниями (IOCs – International Oil Companies) и компаниями, которые оперируют оффшорными судами (OSV operators). В общей сложности мы обеспечиваем  офицерами 127 судов. Но это количество будет неуклонно расти.

МП/МТ: Кто помогал Вам начать этот бизнес, всё правильно организовать? Кто давал советы, ведь у Вас до этого не было опыта в крюинговой сфере?

М. Карпенко: Я набирал коллектив с опытом – людей, которые по 5-7 лет проработали в других крупных крюинговых компаниях. Лично меня готовила кандидат филологических наук, доцент Екатерина Викторовна Безпалова, которая работает в университете ОНУ им. Мечникова и сама прежде работала третьим помощником капитана на балкере. Её отец, Виктор Вадимович Безпалов, капитан дальнего плавания, был капитаном турбохода «Космонавт Юрий Гагарин» – флагмана космического флота, по размеру вдвое превышавшем «Титаник», но с зимним бассейном, огромным кинотеатром, а над его палубой возвышались четыре параболические антенны. Внутри находилось 120 первоклассных лабораторий с уникальной техникой и оборудованием. На борту – 427 человек. Екатерина Викторовна готовила меня по деловому английскому языку, мы занимались постановкой речи для ведения переговоров, участия в конференциях и т. д. Отдельное спасибо за мое образование и воспитание хочу сказать Басанцу Николаю Григорьевичу (замдекана судоводительского факультета «ОНМА») и Михайлине Тамаре Николаевне (клаcсный руководитель в лицее «Приморский»). Постоянную поддержку чувствовал от матери Карпенко Ларисы Семёновны, которая не позволяла сдаваться и опускать руки в сложные времена.

20170421_121914_eМП/МТ: Вы сами искали всех судовладельцев, с которыми работаете?

М. Карпенко: Да, всё делал сам. На протяжении пяти лет каждые 3-4 месяца я летал в ОАЭ, Сингапур, Малайзию в главные офисы компаний-операторов оффшорных судов. Только в Эмиратах находится более 60 офисов таких компаний, в Сингапуре – 37, в Малайзии более 10. За одну поездку я посещал 8-10 компаний и общался с их руководством, операционными менеджерами, порт капитанами, менеджерами по экипажам, обсуждал возможности сотрудничества, привозил практически с каждой поездки по несколько контрактов.

МП/МТ: Вы берёте только офицерский состав. Почему не берете украинских рядовых? Кадетская программа есть у вас?

М. Карпенко: Потому что судовладельцы, с которыми мы работаем, это Middle East и Asia. Рядовые индонезийцы, индусы, малазийцы готовы работать на существенно более низкую зарплату. Также есть ещё расходы на перелёты (мобилизацию), наших доставить в Малайзию или Сингапур обходится значительно дороже. Но вот азиатские офицеры до украинцев пока что не дотягивают. Они пытаются делать всё возможное, чтобы растить своих офицеров, но пока что не всё у них получается. Наша кадетская программа появилась во время кризиса, когда нефтяные компании начали по максимуму сокращать свои расходы. Раньше на судах PSV DP1/NON DP в Саудии и ОАЭ работали индусы, индонезийцы вторыми помощниками и электромеханиками, их дипломы с ограничениями не позволяли им расти выше по должности, а те и не ждали роста. Их всё устраивало. Компания же не растила своих топовых офицеров. Впоследствии мы, решив избавиться от существующих иностранных вторых помощников и электромехаников, разработали кризисную кадетскую программу. Мы начали набирать кадетов из мореходки, которые окончили 4-5 курс и имеют рабочий диплом, но ходили в прошлом только кадетами. Наша компания стала трудоустраивать палубных и электромеханических кадетов, но по факту запись в судовой роли значится сразу вторым помощником капитана или электромехаником, также зарплата выше на порядок, чем у обычного кадета. Судоходная компания экономит деньги таким образом, наши моряки получают необходимый опыт, знания и рабочие места, все остаются в выигрыше.

У нас создана кадетская программа специально для курсантов НУ «ОМА», равной которой на рынке Украины и Восточной Европы нет. Заработная плата кадета составляет 1500-1650 долларов в месяц, контракты у них короткие – 2-4 месяца. По большей части в иных компаниях зарплата кадета варьируется – 300-500 долларов в месяц и длительность контракта доходит до 6 месяцев.

В год мы берем до 15-20 кадетов, но для оффшорного флота это нормально в эти сложные времена, особенно учитывая то, что конкуренты, работающие с оффшорным флотом, вообще не имеют кадетской программы сейчас.

Раньше все стремились перейти из торгового в оффшорный флот, а сейчас из-за кризиса в нефтяной индустрии моряки не ищут возможности перехода в оффшорный флот. Несколькими годами ранее это был огромный разрыв по зарплатам, теперь разница не столь велика, но есть – преимущественно в более коротких контрактах в оффшоре.

Я слышал, что в определенных компаниях люди, наоборот, в последнее время уходят из оффшора в торговый флот по причине отсутствия работы, но с моряками «Нависа»  такого не происходит. Если в одной компании стало совсем плохо, суда стоят без работы, мы просто переводим своих офицеров в другую, более успешную компанию. Нашим морякам нет смысла переходить в торговый флот на меньшие зарплаты и более длинные контракты.

МП/МТ: Сложно быть руководителем крюинга?

М. Карпенко: У меня очень хороший коллектив. Во многих компаниях разделение труда происходит таким образом, что каждый менеджер отвечает за конкретного клиента-судовладельца. В Нависе есть два отдела, в каждом главный менеджер и его 2-3 помощника, один отдел отвечает за судоводителей, второй – за  судомехаников и электромехаников. Я абсолютно полагаюсь на своих сотрудников, которые выполняют основную работу, и мне практически остаётся только заключать новые контракты и заниматься расширением компании.

МП/МТ: Какими чертами характера надо обладать, чтобы успешно руководить своей компанией?

М. Карпенко: Самое прекрасное – когда вы можете доверять своим коллегам и знать, что они вас не подведут. Нужно давать им возможность высказать своё мнение, внести предложения, а руководителю прислушиваться к ним.  Потому что всё знать и успевать невозможно. Зачастую, прислушиваясь к советам доверенных людей, легче найти оптимальное решение той либо иной задачи. Не стоит никогда полагаться только на свои силы. Если есть сплочённый и сильный коллектив, то вместе можно найти очень много интересных решений и выход из любой сложной ситуации. Вам остаётся только мотивировать, ценить и уважать свой персонал. Также важно показывать пример стойкости по отношению к любым переменам. Коллеги должны чувствовать надёжность рядом с вами.

20170328_093813МП/МТ: Ваша компания не почувствовала общего спада, который испытывает оффшорный рынок последние пару лет?

М. Карпенко: Наоборот. В то время как многие оффшорные крюинговые компании теряли свои позиции, мы значительно увеличили свои объёмы, трудоустроив людей, работавших ранее от конкурентов, за счёт общего количества наших контрактов. Естественно, большая часть наших судовладельцев ощущают кризис, но, тем не менее, суда определенных клиентов заходят в работу, в новый чартер, подписав договора на 5 и более лет в Саудовской Аравии, ОАЭ, Катаре. В эти сложные времена у «Бурбона» большая часть судов стала на причал (laid up), их опытные и грамотные офицеры перешли к нам.

Да, несомненно, в оффшоре последние 3 года кризис. Начиная с июня 2014 года по декабрь, цены на нефть обвалились со 112 долларов за баррель марки Brent до 57. Все ждали компенсации рынка в 2015 году и надеялись на лучшее. Рынок отыграл до 65 долларов за баррель в мае 2015 года, подав надежды на восстановление отрасли, затем внезапно показал стремительное падение, завершив декабрь 2015 года ценой 37 за баррель. На протяжении всего 2016 года происходило восстановление до 50-56 долларов, минимально необходимых для выживания отрасли. Цена за баррель марки BRENT и сегодня держится на уровне 50 долларов за баррель, выживают лишь компании, которые смогли сократить свои расходы и оптимизировать эффективность от текущих проектов.

Но если посмотреть на графики, начиная с 70-х годов, а именно: 1973 – цена упала до 17 долларов за баррель, восстановившись до 101 доллара в 1979 году, спустя лишь 6 лет; 1986 – цена упала до 31 доллара за баррель, немножко приподнявшись в 1990 году до 42 долларов за баррель; 1998 – цена упала до 18 долларов за баррель, восстановилась и укрепилась до 65 долларов в 2005 году, спустя 7 лет; 2008 — выросла до 105 долларов за баррель, упав в 2009 до 67 и отыграв до 115 долларов в 2011, последующее падение нас ждало в 2014 году.

Каждые 6-7 лет были периоды спада цен на нефть, а потом опять повышение, и, как правило, пик повышения был на порядок выше, чем предыдущая максимальная цена. То есть повышение цен на нефть однозначно будет. Объяснить это очень просто. Основные активы нефтяной добычи, переработки, сопутствующие отрасли принадлежат огромным корпорациям, но в моменты повышения цен на нефть, когда этот бизнес становится сверхприбыльным, открываются новые небольшие, но перспективные компании. Когда их становится слишком много,  ОПЕК (Организация стран-экспортёров нефти, — ред.) и другие подконтрольные корпорациям организации создают искусственный спад, который они используют для возможности поглощения этих новых небольших компаний и для увеличения своих оборотных активов. В удобное корпорациям время рынок начинает снова работать нормально, позволяя им получать очень хорошую прибыль и наращивать активы. Это замкнутый круг.

МП/МТ: В связи с кризисом в оффшорном флоте ваши судовладельцы урезали зарплаты морякам?

М. Карпенко: В каждом регионе уровень зарплат и фрахта на суда отличается существенно. Например, три года назад средняя зарплата нашего капитана в Саудовской Аравии была  650-700 долларов в день на буксире AHTS DP2. Сейчас же зарплата капитана в том же регионе составляет 550 долларов в день. Таким образом, падение произошло всего лишь на 22%. Не вижу причин поднимать панику и бить тревогу, это и сейчас достойная зарплата.

МП/МТ: C каким флотом работает Ваша компания?

М. Карпенко: Мы работаем с AHTS, PSV, ROV, DSV, MPSV, Cable Layers, Utility Vessels etc. В общей сложности сейчас более 127 судов укомплектованы нашим экипажем. На данный момент мы снабжаем также один из самых больших в мире кабелеукладчиков немецкой постройки Mubarak Supporter с общей численностью экипажа 208 человек.  На этом судне есть тренажёрные залы, бассейны, сауны, библиотеки, кинотеатры. Mubarak Supporter ничем не уступает по комфорту пассажирскому судну премиум-класса.

МП/МТ: Какие ещё есть планы по развитию Вашей компании?

М. Карпенко: Вы знаете, в нашей стране есть такая проблема, что моряки полностью социально не обеспечены. У них нет пенсий. Хотелось бы изменить ситуацию таким образом, чтобы наши моряки имели возможность получить пакет социального обеспечения, медицинского страхования и пенсионную программу. Этим планирую заняться в ближайшем будущем.

9rTv65hb7pEМП/МТ: Своя семья, дети есть у Вас? В свободное от работы время чем увлекаетесь?

М. Карпенко: Семьи пока что нет. Что касается увлечений, то до открытия «Нависа» я занимался 8 лет боксом, но потом постоянно летал на переговоры, и у меня не было возможности заниматься спортом, работал постоянно, а сейчас я начал заниматься «Крав Магой». Это единоборство израильских спецслужб, оно включает прикладное оружие, броски, захваты, бокс. Что-то похожее на наш рукопашный бой по системе Кадочникова.

МП/МТ: Кем себя видите в ближайшие 10 лет?

М. Карпенко: Я точно не знаю, многое зависит от судьбы. Мы не знаем, какие повороты в жизни нас ожидают. Они могут нас удивить. И ещё многое зависит от удачи, пока что она меня не подводила, надеюсь, что и в дальнейшем не подведёт.

МП/МТ: Чтобы бы Вы посоветовали молодым людям, стремящимся к успеху и состоятельности?

М. Карпенко: В первую очередь, нужно просто что-то делать на пути к своей цели. Просто хотеть – недостаточно. Мы можем два часа потратить на поход в кино или игру в карты, а можно за это время сделать что-то для достижения своей цели в будущем. Всё потраченное впустую время будет утеряно безвозвратно и не принесёт улучшения своих позиций. А времени нам дано не так уж много.

МП/МТ: Ваше самое заветное желание.

М. Карпенко: Очень больно и обидно, что Украина при развале Советского Союза, получив Черноморское Морское Пароходство, состоящее из 380 судов, бездарно потеряла его за несколько лет. Я считаю это позором. Хотелось бы восстановить флот. В принципе, это возможно. Есть огромное количество компаний, в частности в ОАЭ, которые начинали с двух-трех мелких судов в 2000-х годах, и сейчас уже вырастили свой флот до 70 судов (например, Stanford Marine). Нет ничего невозможного.