Виктор, молодой и перспективный второй помощник. В компании с кадетов. Прилетает на судно после 4-месячного отпуска. Через три дня прыгает за борт. Чемодан с вещами не распакован. Конфликтов с экипажем не было. В порт следующего захода судна, прибыла шокированная жена Виктора. Расследовавший это дело начальник полиции порта, пообщавшись с семьей моряка, заявил, что причину надо искать здесь, в семье. По его словам, девять из десяти случаев самоубийств на море так или иначе связаны с женами, подругами или другими членами семьи. Таков его вердикт, имея за плечами 30-летний опыт расследований дел о пропажах моряков. 

Судно было оборудовано камерами видеонаблюдения, которые запечатлели последние минуты жизни Виктора. Он ушел за борт через леерное заграждение, перед этим аккуратно сложив на палубе вьетнамки. В личном компьютере обнаружили переписку с женой, которая сообщала ему о беременности от другого и своем намерении развестись. Очевидно, что выяснение отношений началось до начала рейса и с тех пор продолжалось онлайн.

Члены экипажа лишь разводят руками. Его подавленное состояние они заметили сразу, как и его перепады настроения, то, что не спал несколько дней и ел без аппетита. На вопрос почему не в духе, Виктор ответил, что из-за семейных неурядиц. С капитаном своими подозрениями моряки не поделились. Им даже в голову не могло прийти, чем все может закончиться. Семейная ссора стала наиболее вероятной причиной страшного инцидента на борту.

Александр Димитревич, эксперт в области кризисного реагирования, клинический психолог, управляющий партнер Intelligent Management & Crises Response Solutions.

Таких случаев достаточно много, поэтому редакция решила обсудить эту тему с Александром Димитревичем, экспертом в области кризисного реагирования, клиническим психологом, управляющим партнером Intelligent Management & Crises Response Solutions. Семейная ссора стала наиболее вероятной причиной страшного инцидента на борту.

— Большинство семей искренне любят и крайне заботливо относятся к своим кормильцам-морякам. Но иногда в сердцах, по глупости или недальновидности семьи вываливают на моряков то, что лучше сказать тет-а-тет на берегу, – комментирует Александр. — Им стоит задуматься, насколько уместно сообщать неприятные новости или выяснять отношения на расстоянии. Зачем ему это знать на входе в порт, когда моряк думает о проводке судна, безопасности людей и груза? Иной раз члены семьи дают ненужную информацию или лишние проблемы, которые никак не решишь с борта судна.

Это хороший повод задуматься, стоит ли брать с собой в рейс семейные дрязги? Нужно ли подписывать контракт, зная, что в семье остаются нерешенные проблемы?

— К сожалению, за свою карьеру я сталкивался с 17 печальными случаями, когда члены экипажа пропадали без вести с борта судна. Моя задача состояла в том, чтобы помочь родственникам принять это известие, организовать психологическую и иную поддержку, в сотрудничестве с крюинговым менеджером, P&I и другими сторонами. Чаще всего родные и друзья не хотят верить в суицид. Так устроена наша психика. Близкие хотят докопаться до «правды», обязательно найти «виновного». Возможно, это даст им хоть какое-то утешение, — рассказывает Александр.

Как специалист в области кризисного реагирования и практикующий психолог, Александр рекомендует морякам здраво оценивать свои силы и характер, принимая во внимание, что рейс — это не бег на сто метровую дистанцию, а марафон, где тяжелая работа тесно переплетена с необходимостью коммуницировать с одними и теми же людьми. Быть честным с самим собой и стараться посмотреть на сложившуюся ситуацию со стороны. Подумать, а что бы я посоветовал своему другу, окажись он на моем месте? Ни в коем случае не замыкаться в себе, не стесняться обращаться за помощью к друзьям и специалистам-психологам, желательно тем, которые понимают, что такое морская жизнь.

— Для моряков важно помнить, что человеку никогда не бывает одинаково плохо или одинаково хорошо каждый день. Жизнь идет по синусоиде, вверх-вниз. Как сказал Соломон «Все проходит…», помимо естественного течения жизни мы самостоятельно должны ставить себе цели, основанные на наших мечтах и обязательно их реализовывать, ежедневно общаться с приятными для нас людьми, найдя общие темы, заботиться о теле и разуме, планировать себе досуг и удовольствия.

Что в таких ситуациях делать членам семьи? Для начала стоит задать себе вопрос, а нужна ли эта информация сейчас моему сыну/мужу/отцу? Чем он сможет помочь сию секунду, будучи посреди океана? Какое значение эта новость будет иметь через шесть месяцев, когда он вернется? Можно ли ее сообщить позднее? Как это известие подействует на него?

Конечно, есть ситуации, когда семья вынуждена сообщить плохую весть на борт. Мы живем в эпоху социальных сетей и скоростного интернета и скрыть отдельные факты попросту невозможно, а сказать нужно. Однако всегда можно получить консультацию в крюинговом департаменте, психологов и грамотно организовать передачу вестей, так, чтобы моряк получил поддержку от товарищей на борту.

— Наше понимание благополучия это многомерная модель, стоящая на колоннах, если хотите. Эти колонны: наше физическое здоровье, питание, занятость, нагрузки (труд и отдых), интеллект, эмоциональный баланс, финансовое благополучие, социальное окружение наконец. Это все составляющие, которые помогают нам удержаться наплаву, столкнувшись с трудностями. Если какая-то из колонн даст трещину, вся конструкция благополучия можем «сломаться», естественно люди ломаются и психологически, говорит Александр.

Профессия моряка со стороны простому обывателю кажется сплошной романтикой, к тому же высокооплачиваемой. На практике же моряк проводит месяцы в металлической коробке посреди океана в многонациональной среде, иной раз без возможности сойти на берег, к тому же подвержены вибрации, монотонии, постоянному риску, чрезмерным физическим и психологическим нагрузкам. К сожалению, психологические риски человечество долгое время отметало как несущественные, надуманные и не имеющие отношения к мужским профессиям. И только буквально несколько лет назад психологическому здоровью моряков начали уделять должное внимание.

Сейчас многие компании организовывают специальное обучение для сотрудников офисов и старшего командного состава по кризисному реагированию, прописывая протоколы действий для оказания психосоциальной поддержки. Также компании имеют в штате команду профессиональных психологов или пользуются услугами специальных компаний как IMCRS.